Выспяньский станислав: СТАНИСЛАВ ВЫСПЯНСКИЙ, ХУДОЖНИК СЦЕНЫ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

Станислав Выспяньский — SKETCHLINE

Знаменитый польский живописец, график, мастер декоративно-прикладного искусства, писатель и драматург, талантливый педагог.

Родился в семье профессионального скульптора. После смерти матери воспитывался в семье Станкевичей — родственников по материнской линии, которые дали Станиславу хорошее образование. Несмотря на то, что Краков был провинциальным городом в Австро-Венгрии, в нем сохранялись лучшие традиции польской культуры, и дом Станкевичей постоянно посещали люди, близкие к искусству. Здесь будущий художник познакомился со своим наставником, знаменитым живописцем Яном Матейко, который обратил внимание на художественный талант мальчика.

Станислав Выспяньский играл одну из ведущих ролей в культурном движении «Молодая Польша», занимаясь возрождением и популяризацией национальной культуры. Критики даже называют его «четвертым польским пророком» наряду с такими выдающимися деятелями культуры, как Мицкевич, Словацкий и Красинский. Художник известен как автор нескольких монументальных росписей и мозаик в церквях Львова, Кракова и других городов. Он был активным участником влиятельного художественного сообщества «Искусство» и редактором прогрессивного журнала «Жизнь», а его пьеса-сатира «Свадьба», высмеивающая недостатки современного ему польского общества, пользовалась большой популярностью у публики. Своим разносторонним творчеством Станислав Выспяньский внес большой вклад в развитие польского искусства и национального самосознания.

Ключевые идеи :

— Станислав Выспяньский был необычайно разносторонней личностью. Он создавал прекрасные витражи и мозаики, соединяя плавные природные линии в причудливые композиции модерна, писал лирические пейзажи и камерные интимные портреты своей семьи и друзей, занимался дизайном, и разрабатывал декорации для собственных символистских национальных драм.

— Его искусство отличается целостностью и широтой восприятия, гармоничностью, близостью к природе, сильным национальным духом и колоритом.

— Свою творческую карьеру под руководством Яна Матейко художник начинал как мастер витража и церковных росписей. Наиболее масштабной и известной работой в этой отрасли стал интерьер церкви францисканцев в родном городе Выспяньского – Кракове, которую он выполнил в 1895 году. Богатство оттенков, замысловатые переплетения цветочных узоров, геометрических и геральдических элементов вызвало восхищение у современников, и сделала автора известным и популярным мастером.

— Параллельно с масштабными дизайнерскими проектами С. Выспяньский занимался иллюстрацией, театральными декорациями, создавал пейзажи в технике пастели и акварели. Один из них – «Курган Костюшко» — был удостоен награды Польской академии искусств.

— Художник также был необычайно талантливым портретистом. В его творческом наследии — большое количество реалистичных автопортретов, изображений друзей и членов семьи художника. Особенно впечатляют рисунки, изображающие детей, которых Выспяньский создавал с особой любовью и нежностью («Спящий Стас»). С помощью мягких линий и полутонов пастели художник пытался запечатлеть мгновение, уловить суть происходящего в данное время и в данном месте. Выспяньский говорил о портретной живописи: «Портрет можно писать четверть часа, полчаса, час, но нельзя писать его дольше … портрет — это отражение минуты, художественное отражение, глубинно схватывающее суть».

Станислав Выспянский

11 — 2006

Евгений Немировский

Этого человека щедро одарила судьба. Он хоть и прожил недолгую жизнь, но сделал много, ибо был талантлив сверх меры. Писал хорошие стихи и оперные либретто, пользовались успехом его пьесы — их переводили на иностранные языки, в том числе и на русский, и они шли в театрах многих стран, и прежде всего — в России. Он сам ставил свои пьесы, но бывало, что выступал режиссером при постановке чужих произведений. При этом он был художником­профессионалом и именно этим зарабатывал себе на жизнь. И в области изобразительного искусства он был многогранен: был блестящим портретистом, рисовал пейзажи, делал витражи и, конечно же, занимался оформлением книг и журналов.

Звали художника Станислав Выспянский (Stanislaw Wyspian’ski)1. Он родился в Кракове 15 января 1869 года. Поляк по рождению, он безгранично любил свою родину, хотя Польши как государства в ту пору не существовало. Выспянский был гражданином Австро­Венгерской империи, но помыслы его были отданы прошлому родного народа. О более чем туманном будущем он старался не задумываться. Пьесы свои — «Легион» (1900), «Ноябрьская ночь» (1904) — он посвятил повстанческому движению. А в одной из драм — «Лелевель» (1899) рассказал о книговеде и библиографе из Вильно Иоахиме Лелевеле (1786—1861), который ради революционной деятельности отказался от своей профессии.

Отец Станислава Выспянского был скульптором, поэтому неудивительно, что Станислав поступил в краковскую Школу изящных искусств, где его учителем был прославленный мастер исторической живописи Ян Матейко (Jan Matejko, 1838—1893). Одновременно Станислав посещал лекции в старейшем в Восточной Европе Ягеллонском университете. Об ученических годах — 1890—1894 — Выспянский всегда вспоминал с удовольствием. Совершенствовал мастерство за границей, в том числе в художнической мекке тех времен — в Париже.

Станислава Выспянского считают родоначальником польского модернизма. Влияние на его творчество Уильяма Морриса и Обри Бердслея отрицать не приходится, но его работы всегда реалистичны. Здесь нет ни изломанных линий, ни чрезмерных гиперболических преувеличений.

В России Станислава Выспянского знают прежде всего как драматурга, о его деятельности как художника известно немногим. В Польше же больше ценят именно художественное дарование мастера. В 1960 году во Вроцлаве была издана монография о нем «Выспянский — художник книги»2.

Свои первые иллюстрации — к балладам Иоганна­Вольфганга Гете и Фридриха Шиллера — Станислав сделал еще мальчиком, 15 лет от роду. Профессионально оформлением печатной продукции Выспянский занялся в 1896 году. Одним из первых его опытов было оформление собственной книги «Легенда», датированной так: «Париж 1892 — Краков 1897».

Станислав Выспянский. Автопортрет.
Пастель. 1895

Почти два года жизни были тесно связаны с краковским журналом «Жизнь» («Z.ycie»), в подзаголовке которого стояло: «Двухнедельный журнал литературы и искусства». С № 40­41, вышедшего 29 октября 1898 года до № 12 от 5 июля 1899­го не было ни одного номера «Жизни», в котором бы отсутствовали рисунки Выспянского. Главным редактором «Жизни» был знаменитый Станислав Пшибышевский (Stanislaw Przybyszewski, 1858—1927) — именно по его просьбе Выспянский взял на себя руководство художественным оформлением журнала. В литературной и художественной жизни польского общества этот журнал сыграл примерно такую же роль, как «Мир искусства» в России. С точки зрения полиграфического исполнения журнал был образцовым — полутоновые клише для репродукций заказывали в Праге в мастерской Якуба Гусника, изобретателя фототипии. Выспян­ский же украшал страницы журнала черно­белой орнаментикой. На боковом поле первой страницы читатель привык видеть ветки с бутонами и цветами, всегда разные. В этих рисунках Выспянского угадывалось влияние японской графики, прежде всего Кацусика Хокусая (1760—1849). Оригиналы для своих рисунков Выспянский находил в собственном саду, за которым он с любовью ухаживал. Внутри номера художник демонстрировал большее разнообразие, например украшал страницы рисунками девичьих голов.

Страница сборника стихов Люсиана Рыделя
с рисунком С.Выспянского. 1901

Одной из первых книжных работ Станислава Выспянского был сборник стихов Люсиана Рыделя (Lucjan Rydеl), который вышел в свет в 1899 году в Варшаве, на территории тогдашней Российской империи, в издательстве Гебетнера и Вольфа. По страницам книги щедро раскиданы изображения цветков, близкие по стилю к рисункам в журнале «Жизнь». Рыдель был приятелем Выспянского, поэтому неудивительно, что художник оформил и следующую его книгу, увидевшую свет в 1901 году. Рисунков здесь больше, и по размерам они крупнее — иногда занимают большую часть страницы. Выспянский нарисовал и обложку сборника, на которой трактует тему изящного цветка ириса. На шмуцтитулах отдельных разделов появляются фигурные изображения, например портрет героини одного из поэтических циклов Рыделя по имени Ганя.

Обложка книги «Трагическая история
Гамлета, принца Датского»
работы С.Выспянского. 1901

В 1903 году Выспянский оформил «Избранные сочинения» поэтессы и новеллистки Марии Конопницкой (Maria Konopnicka, 1842—1910),

а затем решил попробовать силы в художественном прочтении классики. В 1905 году типография Ягеллонского университета (г.Краков) напечатала «Трагическую историю Гамлета, принца Датского». Под английским названием знаменитой пьесы стояло: «По польскому тексту Юзефа Пашковского заново прочитано и осмыслено Станиславом Выспянским». Собственные пьесы, которые Выспянский издавал за свой счет, он всегда оформлял самостоятельно.

Обложка сборника стихов Люсиана Рыделя работы С.Выспянского. 1901

Главным свершением С.Выспянского в области искусства книги стала «Илиада» Гомера, вышедшая в 1903 году. К античности у него был давний интерес — в 1898 году Выспянский написал две трагедии на античные темы: «Мелеагр» и «Протесилай и Лаодомия», а уже в самом конце жизни, в 1907 году, сочинил пьесу «Возвращение Одиссея». Знаменитую поэму слепого старца художник впервые прочитал во французском переводе 27 лет от роду — в Париже. С тех пор Выспянского не оставляла мысль сделать иллюстрации к бессмертному произведению, и он был рад, когда в мае 1896 года Люсиан Рыдель обратился к нему с просьбой проиллюстрировать сделанный им перевод «Илиады».

С.Выспянский. Гермес сопровождает души воинов в глубины подземного царства.
Иллюстрация к «Илиаде»

Иллюстрации увидели свет задолго до выхода книги. В октябре и ноябре 1896 года четыре из них были репродуцированы на страницах трех номеров журнала «Тыгодник илюстрованы», в которых публиковался перевод Л.Рыделя. Другие были опубликованы в журнале «Жизнь» в 1899 году. В течение семи лет художник продолжал работать над ними. Книга была выпущена в свет в 1903 году львовской издательницей Сусанной Альтенберг (1851—1921), продолжавшей дело своего мужа Германа, а напечатала «Илиаду» типография Ягеллонского университета в Кракове. Перевод на польский язык был взят не Люсиана Рыделя, а Юлиуша Словацкого (Juliusz Slowacki, 1809—1849).

Станислав Выспянский сделал для «Илиады» 11 рисунков, а также проект переплета. Эти 11 рисунков — по сути дела, единственные в полном смысле этого слова фигурные иллюстрации художника — прославили его имя. Рисунки черно­белые, графически точные, исполненные по черному фону. Они превосходно смотрелись бы, будучи выполненными в технике гравюры на дереве. Выспянский предпочел имитировать ксилографию и, надо сказать, преуспел в этом. Иллюстрации большей частью занимают половину полосы, но есть среди них и одна цельно­страничная.

С.Выспянский. Разгневанный Агамемнон. Иллюстрация к «Илиаде»

Парадоксально, но Выспянский выбрал для иллюстрирования далеко не самые значимые, не кульминационные моменты эпического повествования. Решать задачу буквально, так сказать в лоб, ему показалось неинтересным. Книга открывается изображением Ники, которая в греческой мифологии была патронессой воинской славы. После битвы она летела над облаками и возвещала об окончании сражения и о потерях, понесенных сторонами.

Следующая иллюстрация названа «Гермес сопровождает души воинов в глубины подземного царства». Рисунок цельнополосный, в книге он был заверстан так, что смотреть его нужно было со стороны корешка. Рисунок динамичен, хотя бездыханные тела погибших неподвижны.

С.Выспянский. Аполлон и Мельпомена. Иллюстрация к «Илиаде»

На иллюстрации «Аполлон­лучник» мы видим мускулистого мужчину, натягивающего тетиву лука, при этом на иллюстрации «Аполлон и Мельпомена» красавец­бог изображен худым и щуплым.

На следующем рисунке показан разгневанный Агамемнон, возмущенный тем, что Ахилл и Менелай смели перечить ему. В облике бородатого вождя есть что­то восточное. Заведенная за спину рука сжата в кулак. Работая над этим рисунком, Выспянский изучал труды ученых­эллинистов, ему хотелось, чтобы изображения соответствовали действительности. Внимание и интерес к деталям вообще характерны для художника.

С.Выспянский. Фетида и Ахилл. Иллюстрация к «Илиаде»

На рисунке «Паллада и Ахилл» впервые появляется женская фигура. Богиня Афина Паллада, в которой, по правде говоря, нет ничего божественного, склоняется над разгневанным Ахиллом. Пожалуй, никто до Выспянского не изображал греческую богиню с длинной русой косой. Рисунок этот впервые был опубликован еще в 1896 году в № 46 журнала «Тыгодник иллюстрованы».

Иллюстрация «Фетида и Ахилл» относится как бы к предыстории «Илиады». Напомним, что Фетида, мать Ахилла, желая уберечь сына и сделать его тело неуязвимым, окунула его в воды Стикса, реки подземного царства. При этом она держала мальчика за пятку, которая не получила защиты. На рисунке Выспянского мы видим Фетиду, прикрывающую ладонью ногу совсем уже взрослого сына. Для художника это повод для того, чтобы представить публике талантливые штудии обнаженного женского тела. Женщина немолода и пышнотела, и тем интереснее для Выспянского, всегда любившего решать трудные задачи. Мы видим Фетиду еще на одной иллюстрации, где она на коленях просит всемогущего Зевса быть милостивым к Ахиллу.

В последние годы жизни Станислав Выспянский много занимался оформлением книг, воспринимая печатное издание как единый организм. Он рисовал обложки, подбирал шрифты, разрабатывал схемы верстки, причем часто избирал книги вроде бы неинтересные для художника, не нуждающиеся в иллюстрациях. Он продолжал сотрудничать и с львовским «Издательством Г.Алтенберга», например в 1905 году оформил для него книгу «Польская литература 1880—1904» Вильгельма Фельдмана. Для типографии Ягеллонского университета он создал рисунки нового шрифта. На выставке, проведенной в 1904—1905 годах в Кракове, Выспянскому была присуждена серебряная медаль как художнику, который «сделал современное польское типографское дело настоящим и правдивым искусством».

Станислав Выспянский умер в Кракове 28 ноября 1907 года. За 38 лет он успел очень много. В его собрании сочинений, выпущенном в Кракове в 1958—1961 годах, 13 томов, а созданным им картинам, графическим листам, иллюстрациям вообще нет числа.

Пьесы С.Выспянского продолжают ставить, стихи — издавать.

А живописные полотна его висят в музеях и доставляют радость людям.


1 О нем см.: Blum H. Stanislaw Wyspianski. Warszawa, 1969.

2 См.: Skierkowska E. Wyspiaсski artysta ksiazki. Wrocіaw, 1960.


КомпьюАрт 11’2006

Выспяньский, Станислав — Вики

Стани́слав Выспя́ньский (польск. Stanisław Wyspiański; 15 января 1869, Краков — 28 ноября 1907, там же) — польский поэт, драматург, живописец, дизайнер мебели и интерьеров. Будучи патриотически настроенным писателем, создал серию символических национальных драм, проникнутых художественной философией движения «Молодая Польша». Выспяньский являлся одним из наиболее выдающихся и разносторонних художников Европы своего времени. В творчестве он удачно сочетал идеи модерна с фольклорными и историческими мотивами. Неофициально его называли «четвёртым польским пророком» (наряду с польской «троицей» поэтов-пророков (Мицкевичем, Словацким, Красиньским).

Биография

Станислав Выспяньский родился в семье Франтишека Выспяньского и Марии Роговской. Его отец был скульптором и содержал ателье на Вавельском холме. Когда Станиславу исполнилось семь лет, его мать скоропостижно скончалась от туберкулёза. Будучи хроническим алкоголиком, отец не мог стать достойным опекуном для собственного сына, и тот был взят на воспитание своей тётей Йоанной Станкевич и её мужем Казимиром. Семейство, приютившее Станислава, принадлежало к классу буржуазии, и было активно вовлечено в интеллектуальную деятельность. Именно в доме Станкевичей Выспяньский познакомился со знаменитым живописцем Яном Матейко. Распознав в юном Станиславе большой талант, мастер дал ему первые уроки рисования. Посчастливилось Выспяньскому и в плане общего образования. Он попал в среднюю школу святой Анны, где преподавание велось на полузапрещённом польском языке и учителя прилежно старались привить своим ученикам любовь к родной истории и литературе. Питомцами этого учебного заведения были Люцьян Рыдель, Станислав Эстрейхер и Генрик Опеньский, ставшие впоследствии заметными фигурами культурной жизни Кракова. Выспяньский во время своего обучения не демонстрировал особенно выдающихся способностей, однако, с самого начала проявил огромный интерес к искусству и литературе. Тётя Йоанна вспоминала впоследствии, как юный Станислав постоянно делал зарисовки окружавших его небольших деревенских зданий, животных, растений, старинных доспехов и разнообразных элементов внутреннего убранства дома Станкевичей. Одной из первых проб молодого Выспяньского на литературном поприще стала драматическая интерпретация знаменитой картины Яна Матейко «Стефан Баторий под Псковом».

Витраж «Бог-отец» в францисканском костёле

В 1887 году Станислав был зачислен на курсы философского факультета Ягеллонского университета, параллельно начав свои занятия в краковской школе изящных искусств у профессора Ф. Цинка. Во время своего обучения в университете, он посещал лекции по искусству, истории и литературе. Заведовавший в то время школой изящных искусств Ян Матейко, признавая большие возможности Выспяньского, пригласил его принять участие в оформлении интерьера церкви св. Марии.

В период с 1890 по 1895 Выспяньский посетил Италию, Швейцарию, Германию, Чехию и Францию. Именно пребывание во Франции оказало решающее влияние на дальнейшую творческую судьбу Станислава. В Париже он посещал занятия в частном ателье Академии Коларосси. В связи с тем, что плата за учёбу оказалась Выспяньскому не по карману, он вынужден был обратиться с просьбой о субсидии. Во время своего пребывания во Франции он также успел познакомиться с Полем Гогеном. Вместе они посещали парижские художественные музеи, где особо сильное впечатление на Выспяньского оказали картины Пьера Пюви де Шаванна. Также Станислав уделил большое внимание театру, где стал свидетелем постановок античных и шекспировских трагедий. Этот опыт оказался бесценным во время работы Выспяньского над собственными пьесами по мотивам древних мифов — «Даниил и Мелеагр» и «Возвращение Одиссея». Параллельно Станислав работал над несколькими драматическими произведениями — «Королева польской короны», «Варшавянка» и первой редакцией «Легенды». Последняя пьеса была написана по мотивам известной польской легенды о Варе и Саве. В августе 1894 года Выспяньский возвратился в родной Краков, где вскоре был вовлечён в модернистское движение. В тот период художник разработал и принял участие в создании интерьера церкви францисканцев. Эта работа поразила современников смелым использованием замысловатых мотивов, изобилующих разнообразными растениями, геометрическими фигурами и геральдическими элементами. Довольный результатом трудов Выспяньского, настоятель церкви заказал ему несколько витражей. Мастер и на этом поприще добился огромного успеха, создав великолепные композиции: «Блаженная Саломея», «Раны св. Франциска», «Бог-отец». Помимо прочего, Станислав был удостоен награды Польской академии искусств и наук за свой пейзаж, изображавший Курган Костюшко. В качестве живописца, дизайнера интерьера и поэта Выспяньский активно сотрудничал
с краковским городским театром. Поначалу он работал над декорациями и сценографией, а затем выступил в роли режиссёра-постановщика нескольких спектаклей.

Афиша спектакля «Свадьба»

В Кракове Выспяньский присоединился к сообществу польских художников «Sztuka» (рус. «Искусство») и в середине 1898 года был назначен художественным редактором еженедельника «Życie» (рус. «Жизнь»). К сожалению, первые драмы Станислава — «Легенда» (1897) и «Даниил и Мелеагр» (1898) не получили признания литературных критиков. Лишь выход в свет «Варшавянки» принёс её автору долгожданный успех. Театральная постановка этой пьесы стала переломным этапом в литературной карьере Выспяньского, и сделал его драматургом национального масштаба. Премьера «Варшавянки» состоялась 2 июля 1901 года, а главную роль Марии исполнила знаменитая краковская актриса Хелена Моджеевская. В течение 1899—1900 годов были опубликованы ещё две пьесы Выспяньского: «Протесилай и Лаодамия» и «Лелевель». В последнем произведении автор вступил в полемику с апологетами романтического видения истории. В 1900 году Выспяньский женится на Теодоре Пытко, будущей матери четырёх его детей. В ноябре того же года он присутствовал на свадьбе своего друга Люцьяна Рыделя, которая состоялась в селении Броновице, находившемся неподалёку от Кракова. Впечатления от этого события были положены в основу знаменитого произведения «Свадьба». В нём Выспяньский остроумно высмеивал пороки современного ему польского общества. «Свадьба» преобразила Выспяньского, который до этого являлся в меру успешным писателем и художником, ассоциирующимся с движением «Молодая Польша», а после превратился в национального драматурга-провидца, чьё значение для польской литературы можно сравнить со значением Йейтса для ирландской, О’Нила для американской, или Метерлинка для бельгийской. Драма со всей глубиной и достоверностью продемонстрировала неутешительные реалии жизни в Польше и бессилие общества коренным образом изменить ситуацию к лучшему. Несмотря на все старания цензуры по возможности урезать тираж книги, «Свадьба» была поставлена в театре и имела большой успех у публики.

По следам «Свадьбы» были опубликованы ещё четыре пьесы посвящённые польской истории: «Освобождение», «Ахилл», «Болеслав Храбрый» и «Легенда 2». Несколько последующих лет Выспяньский посвятил трудам над изданием драм «Скалка» и «Возвращение Одиссея», параллельно работая над польским переводом «Сида» Корнеля и «Заиры» Вольтера.

В 1906 году Выспяньский стал профессором краковской Академии изящных искусств, а также вошёл в состав Городского Совета. В последние годы жизни здоровье Станислава заметно пошатнулось, и он был вынужден пройти курс лечения в Рымануве и Бад-Халле. После этого Выспяньский поселился в небольшом доме в селении Венгжце, где и умер от неизлечимого в то время сифилиса. Его похороны состоялись в Кракове и превратились в национальную манифестацию. Тело Выспяньского было погребено в Пантеоне заслуженных граждан, расположенном в церкви святого Станислава.

Творческое наследие

Планты на рассвете, 1894

Талант Выспяньского был невероятно разносторонним. Помимо своих литературных трудов он оставил после себя множество рисунков, живописных и пастельных изображений с видами родного Кракова, портретов собственных и окружавших его людей, разнообразные иллюстрации и графические работы. Выспяньский разработал дизайн целого ряда витражей и росписей для церквей, а также создал проект реконструкции Вавельского замка, так и не воплощённого в жизнь.

Рисунки, такие как автопортрет 1890 года и путевые наброски Европы и Польши, являются наиболее яркими его работами. Особый интерес вызывает гербарий Выспяньского — серия великолепных рисунков разнообразных растений. Как художник Станислав отдавал предпочтение пастельному рисунку; первые работы в данной технике появились в период между 1890 и 1894 годами. Главными персонажами картин Выспяньского являлись члены его семьи, друзья и коллеги-художники. Очень часто Станислав изображал своих детей в различных бытовых ситуациях, во время сна или кормления:

Материнство, 1905

  • Хеленка, 1900, пастель, Национальный музей в Кракове
  • Спящий Стась, 1902, пастель, Силезский музей в Катовице
  • Спящий Метек, 1904, пастель, Художественный музей в Лодзи
  • Материнство, 1905, пастель, Национальный музей в Кракове
  • Жена художника с сыном Стасем, 1904, пастель, Верхнесилезский музей в Бытоме

Выспяньский запечатлел на холсте многих своих приятелей и художников, среди которых Казимир Левандовский, Яцек Мальчевский, Элиза Пареньская, семья Крышталовичей, Людвик Сольский, Ирена Сольская, Ян Станиславский. Его кисти также принадлежит большое количество пейзажей с видами краковского парка Планты, реки Вислы и её притока Рудавы, коттеджей в Грембово. В самом конце жизни Выспяньский сделал ряд зарисовок Кургана Костюшко, который был виден из окна его студии. Одной из его самых ярких графических работ является афиша спектакля «Там внутри» по Метерлинку.

Существенное место в творчестве Выспяньского занимал дизайн. Он является автором множества витражей, полихромных росписей и интерьеров. В соавторстве с другом Юзефом Мехоффером Выспяньский создал 36 витражей для собора св. Марии в Кракове, когда помогал Яну Матейко в работе над реставрацией здания. Творческий тандем оказался весьма успешным, и помимо прочего отметился участием в конкурсе декораторского искусства в Париже и разработкой внешнего вида занавеса для театра им. Юлиуша Словацкого в Кракове. Уже самостоятельно Выспяньский оформил францисканскую церковь родного города (знаменитый витраж «Восстань»), создал наброски витражей с изображением св. Станислава, Казимира Великого и Генриха Набожного для Вавельского собора (эти работы были воплощены в жизнь лишь в 2005—2007 годах и выставлены в павильоне Выспяньского), разработал дизайн выставочного зала Общества любителей искусства (1904) и оформил лестницу и коридор главного здания Медицинского общества. В 1905 году Выспяньский совместно с Владиславом Экельским разработал проект грандиозной реконструкции Вавельского холма.

Пьесы Выспяньского

Портрет Людвика Сольского в роли старого солдата в пьесе «Варшавянка, 1904

Адреса в Кракове, связанные с Выспяньским

  • Ул. Крупнича, 26
    Место рождения Выспяньского. Дом принадлежал дедушке и бабушке Станислава; здесь он прожил до 1873 года.
  • Ул. Канонича, 25
    Летом 1873 года семья Выспяньских переехала в дом Яна Длугоша. Младший брат Станислава и его мать умерли здесь. Осенью 1880 года Выспяньский перебрался в дом своей тёти и её мужа
  • Ул. Коперника, 1
    Между 1880 и 1883 годами Выспяньский проживал в доме Станкевичей. Впоследствии в здании расположился офис туристической организации, в наши дни здесь находится отель «Wyspiański»
  • Ул. Зацише, 2
    Новые апартаменты семьи Станкевичей. Квартира располагалась на втором этаже ныне не существующего отеля «Centralny» на перекрёстке улиц Зацише и Баштовой с видом на Барбакан и парк Планты. В связи с расширением гостиницы, Станкевичи были вынуждены переехать на новое место жительства в 1885 году
  • Ул. Вестерплатте, 1 (позднее ул. Колеёва)
    В июле 1895 года семья Станкевичей сняла квартиру на первом этаже здания на пересечении улиц Колеёвой и Любича. Сейчас на этом месте располагается галерея с лестницей, ведущей в подземный пассаж. В тот период Выспяньский приобрёл небольшой дом в находившемся неподалёку селении Гжегужки, где работал над дизайном витражей для костёла францисканцев
  • Ул. Посельска, 10
    Спустя несколько месяцев после переезда на ул. Вестерплатте умер дядя Выспяньского и Станислав со своей тётей вынуждены были искать новое место жительства. Они сняли квартиру на третьем этаже дома 10 на ул. Посельской

Памятник Выспяньскому в Кракове

  • Пл. Мариацкая, 9
    В июле 1898 года Выспяньский снял комнату в доме на перекрёстке пл. Мариацкой и Главного Рынка. В 1907 году здание было разрушено и на его месте возведён новый многоквартирный дом в стиле модерн. Квартира была переоборудована в студию для занятий живописью. Выспяньский на тот момент был прописан по адресу ул. Шляк, 23, где находилась квартира его будущей супруги Теофилии Пытко
  • Ул. Кроводерска, 79
    В 1901 году Станислав Выспяньский получид награду от Академии искусств и наук за разработку дизайна витража для королевского замка на Вавеле. Благодаря этому он смог арендовать семикомнатные апартаменты на третьем этаже многоквартирного дома на углу аллеи Юлиуша Словацкого. В этом здании, существующем и в наши дни, Выспяньский жил со своей семьёй и работал в оборудованной тут же студии. Как утверждают, на дверях квартиры была помещена табличка с надписью: «Здесь живёт Станислав Выспяньский, который не желает принимать посетителей»
  • Посёлок Венгжце под Краковом
    После получения очередного приза от Академии искусств и наук за пейзажи, запечатлевшие Курган Костюшко, Выспяньский приобрёл в посёлке Венгжце собственный дом. До наших дней здание не уцелело и на его месте теперь находится другой частный дом. В честь 100-летия со дня рождения Выспяньского здесь был установлен памятный знак
  • Ул. Семирадского, 1
    Здание больницы, в которой Выспяньский скончался 28 ноября 1907 года, до наших дней не сохранилось. Оно находилось на углу улиц Семирадского и Лобзовской

Музеи и памятники

В многоквартирном доме Шолайского в Кракове находится Музей Станислава Выспяньского, который является отделением Национального Музея. На площади Всех Святых был открыт информационно-выставочный павильон «Wyspiański 2000». Здесь посетители могут ознакомиться с тремя витражами, разработанными мастером

Перед зданием Национального Музея в Кракове на улице 3 мая установлен памятник Станиславу Выспяньскому

По инициативе польского Сейма 2007 год был официально провозглашён «Годом Станислава Выспяньского»

Галерея

Автопортреты

  • Автопортрет, 1890

  • Автопортрет, 1892-93

  • Автопортрет, 1893-94

  • Автопортрет, 1894

  • Автопортрет, 1903

  • Автопортрет с женой 1904

  • Автопортрет, 1905

Портреты

  • Портрет Казимира Левандовского, 1898

  • Портрет Яцека Мальчевского, ок. 1899

  • Портрет Франтишека Выспяньского, 1900

  • Портрет Владиславы Ордон-Сосновской, 1903

  • Портрет Франтишека Крышталовича, 1904

  • Портрет Яна Станиславского, 1904

  • Портрет Юлиана Новака, 1904

  • Портрет врача, 1904

  • Портрет Элизы Пареньской, 1905

Пейзажи

  • Баржи на Сене, 1894

  • Вид на Вавель, 1894

  • Вид на городские стены, до 1894

  • Дома в Грембове, 1900

  • Вид на Курган Костюшко, 1904

  • Башни Мариацкого костёла, 1905

  • Висла под Краковом, 1905

  • Ферма в Конарах, 1905

Библиография

  • С. Выспянский и художники его времени. Каталог выставки, М., 1958
  • Драмы. (Вступ. ст. Б. Ростоцкого), М., 1963
  • Витт В., Станислав Выспянский, в кн.: История польской литературы, т. 2, М., 1969
  • Оконьска А., Выспяньский (Пер. с польского М.Демакиной), М.: Искусство, 1977
  • Танаева Л. И., Три лика польского модерна: Выспяньский. Меххофер. Мальчевский, М.: Алетейя, 2006
  • Skierkowska Е., Plastyka St. Wyspiańskiego, Wr. — Kr., 1958
  • Łempicka A., Stanisław Wyspiański, в кн.: Obraz literatury polskiej XIX i XX wieku, ser. 5 — Literatura okresu Młodej Polski, t. 2, Warsz., 1967
  • Stanisław Wyspiański, (2 wyd.), Warsz., 1967;
  • Stokowa М., Stanisław Wyspiański. Monografia bibliograficzna, (t. 1—3), Kr., (1967—68)

Ссылки

Выспяньский, Станислав (Stanislaw Wyspianski)

1. Биография. (Biography)

Станислава Выспяньского родился в семье Франтишека wyspianskiego и Мария Роговская. его отец был скульптором и держал ателье в Вавель. когда Станиславу исполнилось семь лет, его мать умерла от туберкулеза. будучи хроническим алкоголиком, его отец не мог быть достойным опекуном для своего сына, и он был взят на воспитание своей тетей Иоанну Станкевич и ее мужа Казимира. семейный приют Станислава, принадлежал к буржуазному классу и активно участвовал в интеллектуальной деятельности. в доме Станкевича Выспяньского встретились с известного живописца Яна Матейко. распознав в юном Станиславе большой талант, мастер дал ему первые уроки рисования. повезло испанском, так и в плане общего образования. он ходил в школу Св. Анны, где преподавание велось на polyserena польского языка и учителя старательно пытались привить своим ученикам любовь к истории и литературе. учащиеся этого учебного заведения был Люциан Рюдель, Станислав Estreicher и Хенрик был OpenSky, которые впоследствии стали заметными фигурами в культурной жизни Кракова. Выспяньского во время тренировки не показывал особо выдающихся способностей, однако, с самого начала проявил большой интерес к искусству и литературе. тетя Джоанна позже вспоминал, как молодой Станислав постоянно делал зарисовки на окружающие деревушки здания, животные, растения, древние доспехи, и различных элементов украшения интерьера дома Станкевич. один из первых образцов молодых wyspianskiego на литературном поприще драматической интерпретации знаменитой картины Яна Матейко «Стефан Баторий под Псковом».

В 1887 году Станислав был зачислен на курсы на философский факультет Ягеллонского университета параллельно начала учебу в Краковской Школе изящных искусств профессор Ф. цинк. во время учебы в университете он посещал лекции по искусству, истории и литературе. заведовавший в то время, школа изобразительных искусств Яна Матейко, признавая возможность wyspianskiego, пригласил его принять участие в оформлении интерьера церкви св. Марии.

В период с 1890 по 1895 Выспяньского побывал в Италии, Швейцарии, Германии, Чехии и Франции. просто остаться во Франции оказало решающее влияние на дальнейшую творческую жизнь Станислава. В Париже он посещал занятия в частной мастерской в Академии Коларосси. Из-за того, что плата за обучение была Wyspianskiego не по карману, он был вынужден обратиться за грантами. во время своего пребывания во Франции он познакомился с Полем Гогеном. вместе они посещали Парижские художественные музеи, которых особенно сильное впечатление на wyspianskiego были картины Пьера Пюви де Шаванна. также Станислав большое внимание уделял театр, где он стал свидетелем представления античных и шекспировских трагедий. этот опыт оказался бесценным при работе wyspianskiego за свои пьесы, основанные на древних мифах — «Даниил и Мелеагр» и «Возвращение Одиссея». Параллельно, Станислав работал над несколькими драматические произведения «Королева польской короны», «Варшавянка» первое издание «Легенды». Последняя пьеса была написана известной польской легенды о Варе и Саве. В августе 1894 года Выспяньского вернулся в родной Краков, где он был вовлечен в модернистского движения. В это время художник разрабатывал и участвовал в создании интерьера церкви францисканцев. эти работы поражали современников смелое использование замысловатыми мотивами, пестрит разнообразием растений, геометрических фигур и геральдические элементы. довольны результатами wyspianskiego, настоятель церкви заказал ему несколько витражей. мастер в этой области и добились большого успеха, создав великолепный состав: «Блаженная Саломея», «РАН Св. Франциска», «Бог-отец». кроме того, он был награжден Польской академии искусств и наук за его пейзажи, изображающие Курган Костюшко. Как художник, дизайнер и поэт Выспяньского активно сотрудничал с краковской городской театр. сначала он работал над декорациями и пейзажами, а затем выступил как режиссер нескольких спектаклей.

В Кракове Выспяньского присоединилась к сообществу польских художников «Sztuka» Рус. «Искусство» и в середине 1898 года был назначен художественным редактором еженедельника «Zycie» Рус. «Жизни». К сожалению, первая драма Станислава- «Легенда» 1897 и «Даниил и Мелеагр» 1898 не получив признание литературных критиков. только релиз «Варшавянки» принес своему автору долгожданный успех. театральная постановка этой пьесы стала переломным моментом в литературной карьере wyspianskiego, и сделала его драматургом по национальной шкале. премьера «Варшавянки» состоялась 2 июля 1901 года, и главная роль Мария сыграла известная польская актриса Хелена Modjeska. В 1899 — 1900 года было опубликовано два куска wyspianskiego: «Протесилай и Лаодамия» и «Лелевель». В недавней работе, автор вошел в дискуссию со сторонниками романтического видения истории. В 1900 году Выспяньского женился на Теодоре Петко, будущей матери четырех его детей. В ноябре того же года он присутствовал на свадьбе своего друга едет Лусиана, которая проходила в селе БРОНОВИЦЕ, близ Кракова впечатления. это событие легло в основу известного произведения «Свадьба». Он Выспяньского остроумно высмеивал пороки современного польского общества. «Свадьба» преобразован wyspianskiego, который был умеренно успешный писатель и художник, связанные с движением «Молодая Польша», а затем превратился в национального драматурга-визионера, чье значение для польской литературы можно сравнить со значением Йейтса для ирландцев, ОНил по-американски, или скачать фильм бельгийская драма. со всей глубиной и надежность продемонстрировали неутешительные реалии жизни в Польше и бессилие общества, чтобы кардинально изменить ситуацию к лучшему. несмотря на все усилия цензуры, чтобы уменьшить тираж книг, «Свадьба» была поставлена и имела огромный успех у публики.

На след «Свадьбы» был опубликован четыре части, посвященные польской истории: «Освобождение», «Ахилл», «Болеслав Храбрый» и «Легенда 2». в течение нескольких лет Выспяньского посвящен работам на выпуск процессоров AMD «Скалка» и «Возвращение Одиссея», параллельно работая над польскими переводами «Сида» Корнель и «Заиры» Вольтера.

В 1906 году Выспяньского стал профессором Краковской академии изобразительных искусств, а также вошел в состав городского совета. В последние годы жизни здоровье Станислава заметно пошатнулось, и он был вынужден пройти курс лечения в Рымануве и плохой зал. потом Выспяньского поселились в небольшом доме в деревне Венеции возле Кракова, где он умер от неизлечимой в то время сифилиса. его похороны имели место в Кракове и стал национальным демонстрация. wyspianskiego тело было похоронено в Пантеоне почетных граждан, расположенном в церкви Святого Станислава.

ВЫСПЯНЬСКИЙ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 6. Москва, 2006, стр. 148

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Н. З. Башинджагян

С. Выспяньский. «Девочка с фиалками». Пастель. 1896. Национальный музей (Варшава).

ВЫСПЯ́НЬСКИЙ (Wyspiański) Ста­ни­слав (15.1.1869, Кра­ков – 28.11.1907, там же), польск. дра­ма­тург, по­эт, ху­дож­ник, те­ат­раль­ный дея­тель. Сын скульп­то­ра Фран­ци­ше­ка Вы­спянь­ско­го (1836–1902). В 1887–95 (с пе­ре­ры­ва­ми) учил­ся од­но­вре­мен­но в кра­ков­ской Шко­ле изящ­ных ис­кусств, в мас­тер­ской Я. Ма­тей­ко и в Ягел­лон­ском ун-те. C 1890 про­дол­жил проф. об­ра­зо­ва­ние за гра­ни­цей (Ав­ст­рия, Ита­лия, Швей­ца­рия, Гер­ма­ния, Фран­ция). В 1891–94 по­дол­гу жил в Па­ри­же. В 1894 вер­нул­ся в Кра­ков. На­чал творч. дея­тель­ность как по­эт. Ли­ри­ка В. про­зрач­на и про­ста по фор­ме; её осн. те­ма – кра­со­та род­ной зем­ли. В 1897 В. во­шёл в ре­дак­цию кра­ков­ско­го мо­дер­ни­ст­ско­го ж. «Жизнь» («Życie»), где бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны его пер­вые пье­сы – «Вар­ша­вян­ка» («Warszawianka», 1898), «Клят­ва» («Kląt­wa», 1899). Пре­по­да­вал в кра­ков­ской АХ (с 1902; проф. с 1906). В.-ху­дож­ник пи­сал от­ме­чен­ные утон­чён­ным мас­тер­ст­вом и пси­хо­ло­гич. про­ник­но­вен­но­стью пас­тель­ные порт­ре­ты (дет­ские; ав­то­порт­ре­ты; се­рия порт­ре­тов ар­ти­стов – ис­пол­ни­те­лей ро­лей в его пье­сах, 1902–04, и др.) и пей­за­жи («Вид на холм Кос­тюш­ко», 1905, Нац. му­зей, Вар­ша­ва). Соз­да­вал так­же эс­ки­зы вит­ра­жей: для фран­ци­скан­ско­го кос­тё­ла (1897–1902), для зда­ния Об-ва вра­чей (1904; оба – в Кра­ко­ве). От­ли­чаю­щие­ся мрач­ной экс­прес­си­ей эс­ки­зы вит­ра­жей для Ва­вель­ско­го со­бо­ра в Кра­ко­ве (1900–02) вос­кре­ша­ли ис­то­рич. об­ра­зы – Ка­зи­ми­ра Ве­ли­ко­го, св. Ста­ни­сла­ва, Ген­ри­ха Бла­го­чес­ти­во­го – в об­ли­ке ожив­ших му­мий, ске­ле­тов в лох­моть­ях ко­ро­лев­ских ман­тий. Как книж­ный ил­лю­ст­ра­тор В. дос­тиг де­ко­ра­тив­но­го един­ст­ва шриф­та и рас­тит. ор­на­мен­та (ил­лю­ст­ра­ции к «Илиа­де», 1903, и др.). Вы­пол­нял эс­ки­зы де­ко­ра­ций и кос­тю­мов к собств. спек­так­лям в Кра­ков­ском дра­ма­тич. те­ат­ре, так­же для ме­бе­ли, тка­ней, из­де­лий для ме­тал­ла.

Наи­боль­шую сла­ву В. при­нес­ли его мно­го­числ. дра­мы. В. об­ра­щал­ся в них к биб­лей­ским ле­ген­дам и ан­тич­ным ми­фам [«Про­те­си­лай и Лао­да­мия» («Pro­tesilas i Laodamia», 1898), «Ак­ро­поль» («Akropolis», 1904) и др.], к древ­ней ис­то­рии Поль­ши [«Ле­ген­да» («Legen­da», 1897), «Бо­ле­слав Сме­лый» («Bo­lesław Ś miały», 1900) и др.]. Зна­чит. часть дра­ма­тур­гич. на­сле­дия В. со­став­ля­ют пье­сы о со­бы­ти­ях польск. нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ния 19 в. [«Ле­ле­вель» («Lelewel», 1899), «Ле­ги­он» («Legion», 1900) и др.]. В. был сме­лым но­ва­то­ром в об­лас­ти дра­мы: ис­поль­зуе­мые им при­ё­мы не­од­но­знач­но­го по смыс­лу «от­кры­то­го фи­на­ла», па­ра­док­саль­но­го мон­та­жа не сты­кую­щих­ся во вре­ме­ни и про­стран­ст­ве сцен, сме­ше­ния ре­аль­ных и вы­мыш­лен­ных пер­со­на­жей, бы­то­во­го и ле­ген­дар­но-ми­фо­ло­гич. пла­нов да­ва­ли ос­но­ва­ние кри­ти­ке на­зы­вать В. и нео­ро­ман­ти­ком, и сим­во­ли­стом, и экс­прес­сио­ни­стом. В пье­се «Но­ябрь­ская ночь» («Noc listo­padowa», 1904) о вос­ста­нии 1831 на­рав­не с ис­то­рич. пер­со­на­жа­ми дей­ст­ву­ют, вме­ши­ва­ясь в со­бы­тия, ожив­шие ста­туи ста­рин­но­го вар­шав­ско­го пар­ка Ла­зен­ки. Для дра­мы «Ос­во­бо­ж­де­ние» («Wyz­wo­lenie», 1903) В. из­брал ори­ги­наль­ную сце­нич. фор­му «те­ат­ра в те­ат­ре». Те­мы ви­ны и воз­мез­дия, нрав­ст­вен­но­го па­де­ния и ис­ку­п­ле­ния че­рез стра­да­ние пре­лом­ле­ны в са­мой из­вест­ной дра­ме В. – «Свадь­ба» («Wesele», 1901, эк­ра­ни­за­ция А. Вай­ды, 1973), где В. при­ме­нил свой из­люб­лен­ный при­ём сме­ше­ния пер­со­на­жей из раз­ных эпох. Свои взгля­ды на совр. дра­му В. из­ло­жил в эс­се «Этюд о Гам­ле­те» (1905). На сце­не Кра­ков­ско­го дра­ма­тич. те­ат­ра осу­ще­ст­вил пер­вую пост. «Дзя­дов» А. Миц­ке­ви­ча и сам офор­мил её как сце­но­граф (1901).

%d0%a1%d1%82%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b2%20%d0%92%d1%8b%d1%81%d0%bf%d1%8f%d0%bd%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 на польский — Русский-Польский

Командир отряда 81-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка (1-я гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия, 6-й гвардейский бомбардировочный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт) гвардии капитан Пётр Абрамов особенно отличился при выполнении боевых заданий по доставке оружия, боеприпасов и продовольствия партизанам Белоруссии и Украины.

Dowodził oddziałem 81 pułku lotnictwa bombowego 1 Gwardyjskiej Dywizji Lotnictwa Bombowego 6 Gwardyjskiego Korpusu Lotnictwa Bombowego 2 Armii Powietrznej 1 Frontu Ukraińskiego w stopniu kapitana, szczególnie zasłużył się przy dostarczaniu broni, zapasów i żywności dla partyzantów Białorusi i Ukrainy.

WikiMatrix

Я знала, как высоко Бог ценит человека и его тело, но даже это не останавливало меня. Дженнифер, 20 лет

Wiedziałam, że Bóg każe nam dbać o ciało, ale to mnie nie powstrzymało” (20-letnia Jennifer).

jw2019

Спорим на 20 баксов, что ты не сможешь провести целый день одна.

Założę się o 20 dolców, że nie spędzisz całego dnia sama.

OpenSubtitles2018.v3

Когда мы помогаем другим, мы и сами в какой-то мере испытываем счастье и удовлетворение, и наше собственное бремя становится легче (Деяния 20:35).

Kiedy wysilamy się na rzecz drugich, pomagamy nie tylko im, ale także sami doświadczamy szczęścia i zadowolenia, dzięki którym łatwiej nam dźwigać nasze ciężary (Dzieje 20:35).

jw2019

Речь и обсуждение со слушателями, основанные на «Сторожевой башне» от 15 июля 2003 года, с. 20.

Przemówienie połączone z udziałem obecnych, oparte na materiale ze Strażnicy z 15 lipca 2003 roku, strona 20.

jw2019

Он уехал 20 минут назад.

OpenSubtitles2018.v3

20 Я приведу их в землю, о которой клялся их предкам+, в землю, где течёт молоко и мёд+, и они будут есть+ досыта, разжиреют+ и повернутся к другим богам+.

+ 20 Bo zaprowadzę ich do ziemi, co do której przysiągłem ich praojcom,+ która opływa w mleko i miód,+ i będą jeść,+ i nasycą się, i utyją,+ i zwrócą się do innych bogów,+ i będą im służyć, a mną wzgardzą i złamią moje przymierze.

jw2019

Я был женат 20 лет.

Byłem żonaty przez 20 lat.

OpenSubtitles2018.v3

20 Оставлена родителями, но любима Богом

20 Opuszczona przez rodziców — kochana przez Boga

jw2019

20 Даже преследование или заключение в тюрьму не может закрыть уста преданных Свидетелей Иеговы.

20 Nawet prześladowania ani więzienie nie są w stanie zamknąć ust oddanym Świadkom Jehowy.

jw2019

Гребной слалом вернулся в программу Игр после 20 лет отсутствия.

Skeleton wrócił do programu olimpijskiego po 20 latach przerwy.

WikiMatrix

Ты был в отключке минут 20.

Leżałeś tu około 20 minut.

OpenSubtitles2018.v3

Есть ещё кое- что в начале 20- го века, что усложняло вещи ещё сильнее.

Ale oto w początkach XX w. rzeczy komplikują się jeszcze bardziej.

QED

«К одинадцати Апостолам» был причислен Матфий, чтобы служить с ними (Деяния 1:20, 24—26).

Przypadło ono w udziale Maciejowi „i dołączono go do liczby jedenastu apostołów” (Dzieje 1:20, 24-26).

jw2019

Большинство местных органов при планировании развития на следующие 5, 10, 15, 20 лет начинают с предпосылки, что можно ожидать больше энергии, больше автомобилей, больше домов, больше рабочих мест, больше роста и т.д.

Większość miejskich organów przy planowaniu rozwoju na kolejne 10, 15 lub 20 lat opiera się na założeniu, że będzie więcej energii, więcej samochodów, więcej domów, więcej miejsc pracy, większy wzrost gospodarczy itp.

ted2019

Именно это приводит к счастью, как было сказано царем Соломоном: «Кто надеется на Господа, тот блажен [счастлив, НМ]» (Притчи 16:20).

Król Salomon wyjaśnił: „Kto ufa Panu, jest szczęśliwy” (Przypowieści 16:20).

jw2019

20 Тогда Ио́в встал, разорвал+ на себе верхнюю одежду, остриг свою голову+, упал на землю+, поклонился+ 21 и сказал:

20 A Hiob wstał i rozdarł+ swój płaszcz bez rękawów, i ostrzygł+ głowę, i upadłszy na ziemię,+ pokłonił się+ 21 i rzekł:

jw2019

Будьте щедрыми и заботьтесь о благополучии других (Деяния 20:35).

Bądź szczodry i uszczęśliwiaj innych (Dzieje 20:35).

jw2019

В 1971-92 за сценариями Андрея Топачевского созданы документальные и научно-просветительские фильмы.

W 1971-92 roku za scenariuszami Andrzeja Topaczewskiego stworzono dokumentalne i naukowo-edukacyjne filmy.

WikiMatrix

Два важнейших события 20 века:

Dwa najważniejsze wydarzenia XX wieku.

OpenSubtitles2018.v3

Сумма премии составляет 20 тысяч евро.

Wysokość wyróżnienia wynosi obecnie 20 000 euro.

WikiMatrix

Последние 20 лет — я.

Przeze mnie przez ostatnie 20 lat.

OpenSubtitles2018.v3

Бежала две дистанции — 500 и 1000 метров, заняв на обеих 20-е места.

W dwóch startach (w biegu na 500 i 1000 m) zajęła tam 20 miejsce.

WikiMatrix

Это забавно, когда тебе 20 лет.

To zabawne, jak naiwnym można być w wieku 20 lat.

OpenSubtitles2018.v3

Задираю нос на 20 градусов.

OpenSubtitles2018.v3

Станислав Выспянский — биография, творчество, отзывы, лучшие книги.

Станислав Выспяньский (польск. Stanisław Wyspiański; 15 января 1869, Краков — 28 ноября 1907, там же) — польский поэт, драматург, живописец, дизайнер мебели и интерьеров. Будучи патриотически настроенным писателем, создал серию символических национальных драм, проникнутых художественной философией движения «Молодая Польша». Выспяньский являлся одним из наиболее выдающихся и разносторонних художников Европы своего времени. В творчестве он удачно сочетал идеи модерна с фольклорными и историческими…

Станислав Выспяньский (польск. Stanisław Wyspiański; 15 января 1869, Краков — 28 ноября 1907, там же) — польский поэт, драматург, живописец, дизайнер мебели и интерьеров. Будучи патриотически настроенным писателем, создал серию символических национальных драм, проникнутых художественной философией движения «Молодая Польша». Выспяньский являлся одним из наиболее выдающихся и разносторонних художников Европы своего времени. В творчестве он удачно сочетал идеи модерна с фольклорными и историческими мотивами. Неофициально его называли «четвёртым польским пророком» (наряду с польской «троицей» поэтов-пророков (Мицкевичем, Словацким, Красиньским).Талант Выспяньского был невероятно разносторонним. Помимо своих литературных трудов он оставил после себя множество рисунков, живописных и пастельных изображений с видами родного Кракова, портретов собственных и окружавших его людей, разнообразные иллюстрации и графические работы. Выспяньский разработал дизайн целого ряда витражей и росписей для церквей, а также создал проект реконструкции Вавельского замка, так и не воплощённого в жизнь.Рисунки, такие как автопортрет 1890 года и путевые наброски Европы и Польши, являются наиболее яркими его работами. Особый интерес вызывает гербарий Выспяньского — серия великолепных рисунков разнообразных растений. Как художник Станислав отдавал предпочтение пастельному рисунку; первые работы в данной технике появились в период между 1890 и 1894 годами. Главными персонажами картин Выспяньского являлись члены его семьи, друзья и коллеги-художники.
На нашем книжном сайте Вы можете скачать книги автора Станислава Выспянского в самых разных форматах (epub, fb2, pdf, txt и многие другие). А так же читать книги онлайн и бесплатно на любом устройстве – iPad, iPhone, планшете под управлением Android, на любой специализированной читалке. Электронная библиотека КнигоГид предлагает литературу Станислава Выспянского в жанрах .

Станислав Выспянский — 65 произведений

Станислав Выспянский (произносится [‘staˈɲiswaf vɨˈspjaɲskʲi]; 15 января 1869 — 28 ноября 1907) — польский драматург, художник и поэт, а также дизайнер интерьеров и мебели. Писатель-патриот, он создал серию символических национальных драм в рамках художественной философии Движения молодой Польши. Выспянский был одним из самых выдающихся и многогранных художников своего времени в Польше в период заграничных разделов.Он удачно соединил тенденции модернизма с темами польской народной традиции и романтической истории. Неофициально он стал известен как Четвертый польский бард (в дополнение к более ранним Трем бардам: Адам Мицкевич, Юлиуш Словацкий и Зигмунт Красинский).

Станислав Выспянский родился в семье Францишека Выспянского и Марии Роговской. Его отец, скульптор, владел ателье на Вавельском холме. Его мать умерла от туберкулеза в 1876 году, когда Станиславу было семь лет. Из-за проблем с алкоголем отец Станислава не мог выполнять свои родительские обязанности.Станислава усыновили его тетя Иоанна Станкевичова и ее муж Казимеж. Семья Станкевичей принадлежала к классу буржуазной интеллигенции. В их доме Выспянский познакомился с художником Яном Матейко, который был частым гостем. Матейко вскоре осознал, что у мальчика есть артистический талант, и дал ему первое художественное руководство. Выспянский учился в средней школе Святой Анны. Школа была уникальной по нескольким причинам. Во-первых, хотя польский язык был запрещен в учебных заведениях иностранного государства, лекции в гимназии Святой Анны читались на польском языке.Во-вторых, цель преподавателя заключалась в том, чтобы дать ученикам глубокие знания по истории и литературе Польши. В-третьих, выпускники школы, включая Люциана Риделя, Станислава Эштрейхера и Хенрика Опенского, считались выдающимися деятелями культурной жизни Кракова. Будучи студентом, Выспянский проявлял особый интерес к искусству и литературе. По словам Иоанны Станкевичовой, молодой Станислав изображал хижины, животных, растения, доспехи и украшения. Выспянский также создал драматическую интерпретацию картины Матейко «Стефан Баторий под Псковом» (Баторий в Пскове).

В 1887 году Выспянский поступил на философский факультет Ягеллонского университета и Школу изящных искусств в Кракове. Во время учебы в университете слушал лекции по искусству, истории и литературе. Ян Матейко, декан Школы изящных искусств, вскоре признал талант Выспянского и попросил его участвовать в создании полихромии внутри Мариацкой церкви.

1890–1895 годы были посвящены путешествиям. Выспянский посетил Италию, Швейцарию, Германию, Прагу и Францию.Его пребывание во Франции считается важным этапом в его творческой жизни. Учился в частной Академии Коларосси. Поскольку плата за обучение была очень высокой, Выспянский подал заявку на получение гранта. Во время пребывания во Франции он познакомился с Полем Гогеном. Вместе они посетили художественные музеи, где Выспянский был очарован красотой картин Пьера Пюви де Шаванна. Он также посещал театральные постановки по пьесам Шекспира и классической эпохи. Его будущие драмы: «Даниэль и Мелеагр» («Даниэль и Мелеагра») и «Powrót Odysa» («Возвращение Одиссея») были основаны на античной традиции.Между тем, он работал над несколькими драмами Królowa Polskiej Korony (Королева польской короны), Warszawianka (Варшовский гимн) и первой версией Legenda (Легенда). Спектакль «Легенда» (Легенда) основан на известной польской легенде о Войне и Савве. В августе 1894 года он вернулся в Краков, где принял участие в модернистском движении. Именно тогда он спроектировал и частично сделал полихромию для францисканской церкви, состоящую из цветочных, геометрических и геральдических мотивов. Более того, настоятель церкви призвал Выспянского разрабатывать различные витражи, такие как «Блаженная Саломея», «Святой Франциск Стигмата» и «Бог Отец».Стоит отметить, что Выспянский получил награду Польской академии знаний за пейзаж Копецкого Костюшко (курган Костюшко). Как художник, дизайнер интерьеров и поэт сотрудничал с Городским театром в Кракове. Сначала он спроектировал мебель и сценографию для театральных постановок, затем поставил на сцене театра различные драмы.

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 Непортированная лицензия (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →

Подробнее …

Станислав Выспянский

В 1890-е годы по польским землям прокатилась новая волна художественной энергии, вдохновленная стилем западноевропейского модерна. Сердце нового движения Młoda Polska (Молодая Польша), которое влияло на искусство в течение двух десятилетий, было в оккупированном Австрией Кракове.Выспянский, сфотографированный в начале 20 века. ИСТОЧНИК: NAC
Хотя были задействованы многие формы искусства — от литературы до графики — один краковский художник оставил наследие, которое иностранные посетители города могут легко найти и насладиться: Станислав Выспянский (1869–1907). Не обычный художник, он был художником, поэтом, драматургом, театральным реформатором, сценографом и типографом. Выспянский начал свою карьеру с работы над реставрацией костела Святого Креста и вместе с Юзефом Мехоффером под руководством Яна Матейко из церкви Св.Базилика Марии. Здесь он имел возможность увидеть мастера за работой и развить свои навыки в дизайне витражей. Его прорыв наступил в 1895 году, когда его попросили разработать настенные росписи францисканской церкви, пострадавшей во время пожара в 1850 году. Вдохновленный любовью Святого Франциска к природе, Выспянский изобразил огромные фиалки, розы и герань, а также абстрактные снежинки. в геометрических узорах. Несмотря на многочисленные конфликты с монахами по поводу стиля, в 1897 году его попросили спроектировать витражи церкви.В хоре в одном окне изображена Блаженная Саломея; два других — святого Франциска. Остальные три имеют абстрактные цветочные мотивы. Зубастик — это большой Бог-Отец: пусть будет, над западным входом, где видно, как Бог бросает жизнь на планету среди курчавых клочков тумана. Кстати, в северной часовне есть витражи Мехоффера «Станция Креста».

Талант Выспянского привел к тому, что он стал директором Краковской академии изящных искусств. Помимо оформления окон, он был талантливым художником, прославившимся серией видов кургана Костюшко и очаровательными картинами своих детей.Он также был одним из авторов плана по замене построек австрийской эпохи на Вавельском холме на польский Акрополь с впечатляющими куполами. Однако плохое здоровье продолжало его мучить — шокирующие рисунки, которые он делал для окон Вавельского собора (тревожные изображения королевских трупов), намекали на его психические проблемы. На многие его проекты повлияли его частые путешествия по Центральной Европе, хотя его художественные идеалы не ограничивались дизайном. Одаренный драматург, его часто называют основоположником современной польской драмы. Его определяющая работа — «Везеле» («Свадьба»), в которой рассказывается история хаотичного свадебного приема и саркастически критикуется польское общество 18-го века.В конце жизни депрессии иногда брали верх, и в одном приступе он разрушил некоторые оконные конструкции. Когда он умер в 38 лет, он оставил после себя огромное наследие произведений искусства и идей и сегодня считается одним из настоящих символов польской культуры.

Забронируйте жилье в Кракове

Вас также может заинтересовать

Wyspianski, Stanislaw


Станислав Выспянский, польский художественный гений (1869-1907)

В 1869 году в Кракове, Польша, произошли два великих события.Могила Казимира Великого, польского законотворческого короля,
была открыта, напомнив народ Польши о
прославленное прошлое. Другим событием стало рождение Станислава.
Выспянски, который, как и его учитель Ян Матейко,
должен был стать бардом этого трагического, но благородного прошлого
Польский народ, но не только на холсте, но и в стихах, драматургии и скульптуре. Матейко, как близкий друг Старшего Выспянского, обладал динамичным
влияние на юного Станислава с раннего детства.И нравится
Матейко, город Краков также принадлежал Выспянскому по праву рождения.
он знал все надписи на склепах бывших польских королей и
Королевы в замке Вавель, где они лежат в государстве.

Он знал готику
церкви, прекрасная архитектура алтаря Вит Ствош в
Собор Святой Марии, к которому
путешественники приехали со всех концов
мир, чтобы увидеть творение
этого знаменитого скульптора, не имеющего аналогов в истории польского искусства.И он тоже должен был оставить здесь свой след. Для
витражи в СПб.
Марии и в
Вавельский замок, созданный
Выспянски принесли искусство
ценители и любители из
всю Европу и Америку в
Краков. Эти окна были
наполнены идеями, выраженными
что когда-либо существовавший бунт против
смерть и боль реальности в
Собственная личность Выспянского.
Витражи «Казимира Великого» и «Св.Станислав «, хорошие примеры
этого.

Выспянский не писал огромных исторических произведений с идеальной проработкой деталей, как его учитель Матейко. Он писал так, как писал,
великий размах кисти и пера с огромным количеством идей
сконцентрированы в холсте и стихах. Из польских гениев он причислен к числу самых оригинальных. Как и Матейко, он тоже был титаном энергии и оставил плодовитые работы потомкам, хотя умер в раннем возрасте тридцати восьми лет.И, как и Матейко, он любил свой родной город Краков. На многих его полотнах изображены сцены из исторического города.

Драматург Выспянский обратился к раннегреческим мифологическим драмам. Инстинктивно он искал величественный жест, царственное словесное выражение, которое было чрезвычайно стилистическим. Композиция греческой драмы,
основанный на диалогах и пении припева, использовался им, потому что это
подходит его техника. Он пишет о древнегреческих героях мифологии, восхваляет их доблестные дела, ставит их в пример
Польский народ горячо призывает их к подобному героизму.Позже он
обращается к польской национальной мифологии для своего предмета. Его драма сильна, трагична, наполнена грехом, осуждением и наказанием, поднимается в могучем
крещендо и эмоции, и удары по виноватым. «Проклятие» — это
отличный тому пример.

Многие работы Выспянского были за пределами понимания
рядового читателя, но те, которые действительно достигли сердца публики, сделали его очень
популярный писатель. Ни один польский писатель не цитировал больше, чем
его. Самыми известными и популярными среди польского населения были «The
Свадьба »,« Освобождение »и« Легион ».Все его произведения имеют национальный характер и масштаб: «Легион», основанный на польской истории,
глубоко религиозен по тону, так страстно превозносит подвиги, что они
досягаемость, степень святости. Действительно, эта драма содержит религиозные
пыл польской страстной игры. «Свадьба», «Предки», нравится
многие другие восходят к ушедшим в прошлое польским национальным деятелям.

Из прошлого марширует грандиозное шествие во всем своем
пробудившаяся слава; прах и прах смерти снова зажегся, сбрось
затхлый аромат рушащейся жизни и возникнет в ярком, полном великолепии.Подобно художнику Матейко, он переделывает и возрождает этих людей, которые
давно перешли в архивы, дышит биением пульсации жизни
в их застывшие формы. Они возвращаются с трубой и ярким голосом
к живым словами предупреждения, чтобы предотвратить ошибки, которые только
прошлое можно предвидеть в свете своего опыта. Выспянского
работы вопиют против однообразия и установленного образца, против горечи,
причитания и вялость души.

Из этой смеси форм,
эмоции и идеи, мы чувствуем
развевающиеся крылья польского
орел, Выспянский был для Польши, как тот орел, как метеор, открыл новые направления полета
и в то же время
гений, втягивавший других в
новые миры полета и идеалов.Он ласкал Польшу как
молодой орленок, и вдохновил ее
на новые рейсы. Как хозяин
написанное слово изумительно
красивая форма, чистая, крепкая,
мелодичный польский; как мыслитель,
философ, национальный политик, смелый и уверенный в торжестве самого благородного идеала; мастер кисти, цвета
и линии задуманы гармонией неописуемой простоты; как создатель витражей церковных окон внушительных размеров
композиция и идеи — везде и всегда он был
апостол идей.Для этого человека, Выспиански, он сам был идеей, действием, безличным, невидимым, неизвестным и нетронутым с точки зрения его внутреннего «я».

Как и Матейко (1869–1907), Выспянский был человеком худощавого телосложения, что противоречило его обширной, подавляющей энергии. У него были ниспадающие сарматские усы,
от чего его тонкие черты лица казались еще тоньше. Он сказал
тихо, но в его тоне прозвучала ироническая резкость. Он был едким
и категоричен в речи.У него был проницательный, несколько повелительный взгляд и презрительная улыбка. Психически это придало ему большего роста. Он требовал повиновения и не терпел сопротивления. Люди
замолчал в его компании. Тем не менее, в отличие от этого внешнего
По внешнему виду он был по натуре импульсивным, чувствительным и эмоциональным. Он принадлежал к тем людям, которые одиноки среди других. Он прятался внутри себя, наблюдал, рассматривал и судил других, но не был одним из них.

Станислав Выспянский стоит рядом с Мицкевичем, величайшим польским деятелем.
поэт.Его фантазия была жгучей, почти палящей, и
извергался, как вулкан, В этой лаве видений, его работа и техника
взять на себя все характеристики такого огня, интуиции, а не предусмотрительности, стремительного действия, а не холодной медитации, скорее вдохновения
чем расчет. В этом пламенном гипнозе были растворены другие черты разума Выспянского, его амбициозная логика, его эрудиция, живость.
наблюдательность, отличная критика и эстетизм. Он был без сомнения
гений, но так много было его идей, так всеобъемлющи его таланты
что он не может сосредоточиться на идеальной форме.Однако его незаурядный талант тронул его творения с такой силой и обаянием, что
они будут жить среди дел бессмертных.

Автор: Ирен Хржановски

От: «Згода», 1 ноября 2007 г.


«Крестьянская идентичность и классовые отношения в искусстве Станислава Выспянского», Вероника Малек-Любавски * — Rutgers Art Review

Станислав Выспянский (1869–1907) был художником, драматургом и лидером движения художников «Молодая Польша», объединившего национальную традицию исторической живописи с символизмом и элементами модерна. 1 Он часто затрагивал тему польских классовых отношений в своих произведениях, и его так ценили при жизни, что похороны после его преждевременной смерти от сифилиса превратились в национальный мемориальный парад. 2 Репутация Выспянского сохраняется и в XXI веке в Польше, где старшеклассники читали его знаменитую драму «Везеле» [Свадьба] (1901) в рамках общеобразовательной программы, но он не получил широкой известности за пределами своей страны. 3 В этом эссе исследуются свадьба и пастель Выспянского «Автопортрет с женой художника» (1904 г.) в связи с польским социо-историческим дискурсом XIX века о классовой идентичности и межклассовом браке Выспянского (рис.1). Вдохновленный реальными свадьбами знакомого Выспянского, «Свадьба» повествует о союзе поэта из высшего сословия и крестьянки на церемонии, которая впоследствии становится сценой для сверхъестественных событий и патриотических амбиций. На «Автопортрете с женой художника» изображен Выспянский, интеллигент из высшего сословия, и его супруга, крестьянин и бывшая прислуга, в костюмах, которые намеренно сбивают с толку их классовую идентичность. Одна из самых известных работ Выспянского, это также его единственный двойной портрет, на котором изображен сам художник.И пьеса, и пастель отражают усилия Выспянского, направленные на преодоление классовых различий в меняющемся социальном ландшафте Польши.

Рис. 1. Станислав Выспянский, Autoportret z oną [Автопортрет с женой художника], 1904, пастель на картоне, 18 3/4 x 24 1/2 дюйма (47,7 x 62,2 см), Muzeum Narodowe w Krakowie [ Национальный музей в Кракове], Польша, MNK III-ra-10895. Изображение любезно предоставлено Muzeum Narodowe w Krakowie.

В отличие от некоторых из его сверстников, которые искали художественного вдохновения в деревне, Выспянский оставался в городе большую часть своей жизни, но женился на крестьянке и прокомментировал крестьянско-дворянские отношения в «Автопортрете с женой художника» и «Свадьбе». . 4 «Автопортрет с женой художника» раскрывает как вклад художника, так и его двойственное отношение к польской национальной самобытности и крестьянской мании. В то время как другие художники изображали крестьян как представителей своего сословия, Выспянский представил свою жену, Теодору Теофилу Выспянскую (урожденную Пытко, 1868–1957), как личность, подчеркнув их супружеские отношения над ее крестьянским происхождением. 5

Граница между репрезентацией и ролевой игрой размыта в «Автопортрете с женой художника».Выспянский маскируется под крестьянина, а Теодора носит краковское народное платье, в котором переплетаются крестьянские традиции, городская мода и национальный символизм. 6 Прикрывая свою истинную классовую идентичность, Выспянский прокомментировал тяжелые отношения между польскими дворянами и крестьянами в конце девятнадцатого века. В «Свадьбе» Выспянский усложнил национальный миф о грядущем восстании за независимость. Текст указывает на неразрешенную напряженность между польскими социальными классами и ссылается как на косинежи (крестьяне с косами, которые боролись за независимость Польши в 1794 году), так и на Галицкую резню 1846 года, в которой крестьяне восстали против польских землевладельцев, чтобы сформулировать ставки. этих отношений.

Большая часть стипендий о Выспянском рассматривает его художественную и литературную деятельность отдельно, за исключением некоторых биографий. 7 Недавняя давняя ретроспектива Выспянского в Национальном музее в Кракове (28 ноября 2017 г. — 5 мая 2019 г.) попыталась объединить произведения Выспянского с его визуальным искусством, включив цитаты из его пьес в дидактику, но акцент был сделан все еще о его изобразительном искусстве. Проблема сопоставления визуального и литературного творчества Выспянского заключается в их формальных и тематических различиях.Его пьесы имеют сложные сюжеты и полны проницательных социальных комментариев, в то время как его заказные картины обычно изображают жанровые сцены из повседневной жизни. Однако его работы объединяет сложный социальный и исторический контекст, в котором они были созданы. Я утверждаю, что, используя разные формальные средства, Выспянский обратился к одним и тем же вопросам классовой идентичности, национализма и патриотизма как в «Автопортрете с женой художника», так и в «Свадьбе».

Крестьянская мания и национализм в разделенной Польше

На рубеже двадцатого века польские художники все больше увлекались деревней и крестьянским фольклором в явлении, известном как хлопомания [крестьянская мания].Термин «мания» намекает на большой интерес художников к крестьянам. Например, некоторые польские художники из высшего сословия женились на крестьянках, что было социально неприемлемо в предыдущих поколениях, и переехали в сельскую местность, чтобы творить искусство и участвовать в крестьянской культуре. Польская крестьянская мания была связана с более широким интересом к крестьянам среди европейских и русских художников. Германские, скандинавские и славянские художники связывали крестьянские образы с националистическими движениями. 8 Моника Джунеха видит интерес французов к изображению крестьян как проявление определенных экзистенциальных и политических кризисов, а идиллические взгляды крестьян в польской живописи реагируют на аналогичные потрясения. 9 Крестьянская мания, однако, была не просто проявлением ностальгии конца века по более простому и естественному образу жизни. 10

В контексте разделенной Польши, которая была оккупирована Российской империей, Пруссией и Габсбургской Австрией с 1795 по 1918 год, крестьянская мания также отражала политические ставки стремления Польши к независимости.Сторонники крестьянской мании считали крестьян воплощением патриотических ценностей, но все же стремились сформировать и усовершенствовать национальную идентичность крестьян. Россия, Пруссия и Австрия постепенно захватили польские земли, начиная с территорий, ближайших к их границам в 1772 году, аннексировав больше земель в 1793 году и, в конечном итоге, оккупировав всю Польшу в 1795 году. разветвления для местных жителей, которые имели дело с различными политическими ограничениями, промышленными инициативами и предложениями по земельной реформе.Австрийский раздел, где жил Выспянский, известный как Галиция, был наиболее густонаселенным и экономически неблагополучным. 12 Крестьянская община здесь насчитывала более шести миллионов человек. 13

Хотя Республика Польша даже не существовала на картах на протяжении девятнадцатого века, чувство польской национальной идентичности оставалось сильным среди польской знати и интеллигенции, которые часто говорили о 800-летней истории польской государственности. 14 Оккупанты, особенно во время разделов Пруссии и России, пытались ассимилировать польских подданных в свои нации и встретили сопротивление. 15 Польский язык, культура и католицизм, которые соединились с польской национальной идентичностью во время разделов, были центральными в этом сопротивлении. Поляки также пытались вернуть свою родину военным путем. Польское дворянство пыталось вернуть себе политический суверенитет в нескольких национальных восстаниях, наиболее значительными из которых были Ноябрьское восстание 1830 года и Январское восстание 1863 года. 16 Провал Январского восстания, который привел к жестоким репрессиям для участников и их семьи — включая конфискацию собственности и насильственное изгнание в Сибирь — заставили борцов за независимость понять, что будущие усилия будут иметь шанс на успех только в том случае, если крестьяне присоединятся к делу с большим энтузиазмом. 17

Классовое разделение между аристократией, обедневшей знатью, дворянством, интеллигенцией и буржуазией на протяжении девятнадцатого века становилось все более изменчивым. В этом эссе я называю богатых землевладельцев «дворянами» или «высшими классами». Выспянский, его коллеги-художники и представители интеллигенции, как правило, происходили из дворянских семей или имели социальные связи с дворянством. Однако крестьяне оставались отдельным социальным классом из-за их проживания в сельской местности, бедности и местной культуры. 18 До разделов крестьяне были крепостными, которые обрабатывали благородные сельхозугодья, но благодаря постепенной земельной реформе в девятнадцатом веке они начали обрабатывать свои собственные поля под разделами. 19 Эта возросшая свобода усложнила их отношения как с оккупантами, так и с дворянством, а также повлияла на их чувство польской национальной идентичности. 20

Чтобы помочь мобилизовать крестьян на вступление в борьбу за независимую Польшу, художники начали изображать крестьян как морально чистых и физически здоровых, подчеркивая военный потенциал крестьян, женственные добродетели и материнские инстинкты крестьянок. 21 Тем самым они фетишизировали и идеализировали крестьянскую жизнь, оставляя мало места для индивидуальности или более глубокого диалога между крестьянами и дворянами. Выспянский и его коллеги также осознавали, что крестьяне были больше привязаны к своей земле, чем к идее независимой Польши. В результате они пытались заставить польскоязычных крестьян чувствовать себя более включенными в национальную культуру и укрепить положительные стереотипы о них среди знати и интеллигенции. 22 Например, они поощряли крестьян смотреть театральные представления во время воскресных поездок в Краков. 23

Польская культура была ключом к сохранению польской национальной идентичности для будущих поколений, которые не помнят о независимой Польше. Во второй половине девятнадцатого века художники и интеллектуалы создавали произведения ku pokrzepieniu serc [чтобы оживить сердца] своих соотечественников и стремились поддержать польскую национальную идентичность с помощью живописи, поэзии и литературы. Эти работы прославляли восемь веков польского суверенитета, представленные с точки зрения дворянства. 24 Однако на рубеже веков художники переключили свое внимание на другие социальные классы. Повести о несчастьях фабричных рабочих появились рядом с картинами сельских пейзажей, а писатель Владислав Реймонт (1867–1925) получил Нобелевскую премию за роман «Хлопи» (1909), повествованный исключительно с крестьянской точки зрения. 25

Выспянский принадлежал к поколению, которое не помнило независимую Польшу или восстания за независимость и узнало о них через культуру и устные истории.Его семья имела личные связи с борьбой за независимость Польши. После смерти матери в 1876 году Выспянский провел остаток детства под присмотром своей тети Ядвиги Станкевичовой. Ее муж, Казимеж Станкевич, участвовал в январском восстании и поддерживал дружеские отношения с другими ветеранами и культурной элитой Кракова. 26 Выспянский также посетил престижный Gimnazjum Św. Анни [Св. Anne’s Junior High School], в учебной программе которой особое внимание уделялось польской истории и литературе. 27 Благодаря социальным связям тети и дяди Выспянский познакомился с художником Яном Матейко (1838–1893), который обучил его исторической живописи и помог начать его творческую карьеру. 28 Матейко был профессором Академии изящных искусств в Кракове и патриотом, чье искусство было направлено на то, чтобы показать великолепные сцены из польского прошлого. После окончания образования Выспянский отошел от стиля исторической живописи Матейко, но национальный дискурс оставался важным в его искусстве.

Превосходя класс в межклассовом браке: Автопортрет с женой художника

Брак Выспянски с Теодорой за четыре года до написания «Автопортрета с женой художника» считался его сверстниками мезальянсом. 29 Высшие социальные круги Кракова, родного города Выспянского и культурного центра Галиции, не были шокированы тем, что он женился на крестьянке. Напротив, браки художников и писателей с крестьянками во время крестьянской мании вошли в моду.Двое друзей Выспянского, художник Влодзимеж Тетмайер (1861–1923) и поэт Люциан Ридель (1870–1918), женились в крестьянских семьях и переехали в деревню. 30 Выспянский, однако, не встретил свою жену в сельской местности и не переехал в деревню. Вместо этого Теодора приехала в город работать домашней прислугой и родила внебрачного сына, личность отца которого неизвестна. 31 Позже она нашла работу в доме тети Выспянского, где, вероятно, завела отношения с художником.До женитьбы на Теодоре Выспянски уже родил от нее двоих детей, но официальное оформление их союза по-прежнему шокировало семью Выспянского. 32 После свадьбы художник также на законных основаниях усыновил первенца своей жены. 33 Таким образом, кажется, что общество осудило Теодору не за ее крестьянское происхождение, а за ее предполагаемую распущенность и обстоятельства, при которых она встретила Выспянского. 34

Основываясь на этом предубеждении, семья и друзья Выспянского также издевались над предполагаемым отсутствием у Теодоры манер и образования — то, за что крестьянские невесты Райдела и Тетмайера не подвергались критике. 35 Они также сомневались, сможет ли Теодора должным образом ухаживать за Выспянским, у которого уже был диагностирован сифилис до встречи с ней, и чье здоровье ухудшалось на протяжении всего их брака. 36 Выйдя замуж за молодых, предположительно целомудренных крестьянок, соответствующих романтизированным представлениям о морально чистой деревне, Теодора — на год старше Выспянского и мать троих внебрачных детей — не удовлетворила этот идеал. Ее несоответствие привело к социальному остракизму.Например, Райдел, свадьба которого вдохновила Выспянского на драму «Свадьба», отказывался лично приглашать Теодору на свою церемонию, как того требовал обычай, до тех пор, пока Выспянский не вмешался, угрожая не свидетельствовать о женитьбе Райделя, если его собственная жена не будет приглашена должным образом. 37 Кроме того, когда Теодора снова вышла замуж после смерти Выспянского, ее предполагаемые недостатки характера были использованы против нее во время судебного разбирательства по поводу опеки над ее детьми, которые в конечном итоге были переданы под опеку друга Выспянского Адама Хмеля. 38

Знакомые Выспянского рассказали, что он «терпеть не мог» вопросы о своей личной жизни и отказывались отвечать на них. 39 Однако, когда директору театра намекнули, что Выспянский не будет хорош в своей работе из-за жены, художник выразил свое видимое раздражение и разочарование в социальных кругах Кракова в письме к этому директору:

Это все «социальная» комедия, потому что они не могут понять, что моя жена не из «горожан», из

так называемой интеллигенции, и они готовы поспорить половину своей жизни на какой-то скандал, которого они жаждут… 40

Будучи проницательным наблюдателем общественной жизни, Выспянский болезненно осознавал, что общество будет изобретать и распространять негативные сплетни о его семейном положении.Чтобы противостоять этим злобным сплетням, Выспянский создал брачный портрет, на котором он прославляет крестьянское происхождение своей жены и их супружеский союз.

«Автопортрет с женой художника» — пастель, подчеркивающая единство и партнерство двух людей с разным сословным прошлым. Выспянский создал его в своей мастерской, где, вероятно, показал бы его своим покровителям. 41 Феликс Ясенский, известный коллекционер произведений искусства, приобрел пастель в 1906 году и повесил ее в своей гостиной, где он выставлял самые ценные предметы из своей коллекции произведений искусства, а затем подарил ее Национальному музею в Кракове в 1920 году. 42

Отношения между Выспянским и его женой в пастельных тонах основаны на наложении их тел, их относительном размещении в композиции, игре света и тени на их лицах и иконографическом значении их одежды. Выспянский и Теодора стоят бок о бок, почти не разделяя их, и смотрят прямо на зрителя с серьезными выражениями лиц, выглядя самоуверенными и почти конфронтационными. Выспянский, одетый в оливковый жилет, стоит перед своей женой и изображен в профиль в три четверти, большая часть его лица находится в тени.Теодора, одетая в платье с цветочным рисунком, ожерелье и коралловый платок, освещена гораздо ярче. Она выглядит более здоровой, чем ее муж, чья кожа окрашена в синий, фиолетовый и болезненно-зеленый оттенок, что, возможно, является намеком на его венерическое заболевание. Расположенная близко к картинной плоскости в неглубоком, неопределенном пространстве, пара доминирует в композиции.

Теодора была одной из самых частых моделей Выспянского, она позировала для других многофигурных композиций, таких как «Материнство» (1904 г.) (рис. 2). 43 В каждой из этих работ техника пастели позволила Выспянскому экспериментировать со свободными линиями и детальным орнаментом, как он это сделал с узором на платье Теодоры.При этом «Автопортрет с женой художника» выполнен с большей тщательностью и точностью, чем «Материнство», как если бы это была картина маслом, а наслоение красок имитирует эффект лессировки. 44 Тщательно прорисованное освещение равномерно распределяется на лице и шее Теодоры, но создает драматические тени на лице Выспянского, побуждая взгляд зрителя перемещаться между ними. Контраст между праздничным платьем Теодоры и более скучной одеждой ее мужа подчеркивает ее роль богато одетой музы, позирующей художнику.

Рис. 2. Станислав Выспянский, Macierzyństwo [Материнство], 1904, пастель на картоне, 24 7/16 x 18 11/16 дюйма (62 x 47.4 см), частное собрание. Изображение любезно предоставлено Muzeum Narodowe w Krakowie [Национальный музей в Кракове], Польша, ND-12402.

Отношения между Выспянским и его женой еще больше усложняются их костюмами, которые намеренно сбивают с толку их классовую идентичность. Ансамбль Теодоры имеет националистический и религиозный подтекст. Ее традиционное краковское платье первоначально носили народные танцоры в деревнях вокруг Кракова на рубеже восемнадцатого века, прежде чем оно было присвоено высшими классами в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков. 45 Со временем он получил статус национального костюма, и его до сих пор носят во время национальных и религиозных праздников в Кракове и за его пределами, в том числе поляками за рубежом. 46 Колье Теодоры с бусинами, аккуратно обработанными, чтобы указать на его важность, также подчеркивает ее связь с польской народной культурой и католицизмом. 47 Из нижней чётки висит медальон Девы Марии. Выспянский использовал мазки ультрамарина, традиционного цвета мантии Марии в западной живописи, для обозначения Пресвятой Богородицы.И все же украшения Теодоры — нестабильный классовый маркер. Изготовленное из настоящего коралла ожерелье было дорогим подарком Выспянского, чего не мог себе позволить крестьянин. 48 Фактически, Теодора изображает из себя представительницу высшего сословия, изображающую крестьянина, что весьма мета-роль.

Одежда

Wyspiański столь же неоднозначна. Его оливковый жилет с характерным черным меховым воротником напоминает одежду, которую носили крестьяне. Однако многие польские интеллектуалы также надевали такие жилеты как видимые проявления своих (предположительно) эгалитарных взглядов или как средство заискивания перед крестьянами. 49 В отличие от яркого платья и аксессуаров Теодоры, одежда Выспянского выглядит более тусклой и выветренной, что позволяет предположить, что он принадлежит к более низким слоям общества, хотя на самом деле все было наоборот. Его воротник, кажется, живет собственной жизнью, достигая ожерелья Теодоры и утверждая пространственное доминирование в пространстве картины. Как и Теодора, Выспянский участвует в социальном маскараде, и оба их ансамбля демонстрируют классовую текучесть и мобильность в Польше на рубеже веков.Хотя художникам и интеллектуалам было легче селиться в сельской местности и общаться с крестьянами, чем низшим классам переезжать в городские центры и выходить за рамки своих обстоятельств, последнее не было чем-то неслыханным. 50 Теодора сама преуспела в этом восходящем переходе — от крестьянина до домашней прислуги и, в конечном итоге, до жены уважаемого художника. 51

Ни Теодора, ни Выспянский не стали бы носить эти наряды в повседневной жизни.Теодора, вероятно, надевала свое краковское платье для особых случаев, таких как свадьбы или патриотические праздники, но Выспянского не увидели бы в Кракове в крестьянском жилете. 52 Автопортрет с женой художника, таким образом, следует понимать не просто как достоверное изображение внешности Выспянского и Теодоры, о чем свидетельствуют старинные фотографии, но и как аллегорию межклассового брака (рис. 3).

Рис. 3. Юзеф Эдер, Станислав Выспянский и Теодора Теофила Выспянская, ок.1901, серебряный оттиск, Muzeum Historyczne Miasta Krakowa [Исторический музей города Кракова], Польша, MHK Fs4001-IX. Изображение любезно предоставлено Muzeum Historyczne Miasta Krakowa.

Вместо того, чтобы стремиться к этнографическому реализму, Выспянский стремился уловить уникальную социальную динамику крестьянско-дворянских отношений, включая его собственные. Ученые, проанализировавшие этот портрет через призму биографии Выспянского, отмечают, что художник стоит перед Теодорой почти как защитник, как если бы он хотел оградить ее от критики в адрес их союза. 53 Их конфронтационные взгляды, вероятно, предназначались для людей, которые сомневались в правильности своего брака или распространяли слухи о Теодоре, потому что большинство родственников и друзей Выспянского считали Теодору неподходящим партнером для него. 54 Через двойной портрет Выспянский сделал смелое заявление о своем предполагаемом мезальянсе и призвал высшее общество Кракова принять его жену-крестьянку. Теодора, безусловно, ценила усилия Выспянского по защите ее от публичного порицания и обеспечению ее общественного уважения.Несмотря на некоторую негативную реакцию общества и неизлечимую болезнь Выспянского, Теодора позже описала их брак как самое счастливое время в своей жизни. 55

Галицкая резня, национальная травма, крестьянская активность и Kosynierzy in The Wedding

Если «Автопортрет с женой художника» предлагает межклассовый брак как одно из возможных решений классового конфликта в Польше, «Свадьба» контекстуализирует этот конфликт в рамках продолжающейся борьбы за независимость от Австрии, Пруссии и России.Одна из основных тем драмы — общая травма Галицкой бойни. Накануне запланированного восстания галицкой знати против австрийских оккупантов в 1846 году галицкие крестьяне яростно восстали против этой знати. 56 За несколько дней они убили жителей более 470 особняков. 57 Их восстание прекратилось только тогда, когда австрийская армия решила навести порядок. Польское дворянство считало, что австрийцы спровоцировали этот крестьянский бунт, и родился национальный миф о том, что австрийцы манипулировали крестьянами, чтобы предотвратить восстание высшего класса.

Этот антиавстрийский нарратив был усилен рассказами о крестьянах, получающих соль от австрийских властей в качестве платы за убийства дворян. Картина Яна Левицкого «Галицкая бойня 1846 года» визуализирует эту версию событий (рис. 4). Густо выбритые австрийские солдаты в униформе изображают раздающих деньги обедневшим гражданским лицам, которые несут обезглавленные головы в качестве доказательства своих ужасных деяний. Видно, как военный писец тщательно перечисляет столовое серебро, украденное из особняков жертв.Он сидит под указателем с австрийским гербом, который указывает на то, что он и его коллеги действуют по официальному приказу. Окровавленные трупы лежат в тени на переднем плане, а на заднем плане — толпа людей, вооруженных пиками, на одной из которых изображена отрубленная голова. Интересно, что хотя на картине Левицки винят австрийские оккупационные силы в агрессии крестьян, на ней также изображен австрийский солдат, дающий деньги отцу пятерых детей. Этот акт сострадания очеловечивает австрийцев и их роль в бойне.Однако картина Левицки не признает ни истории напряженности между галицкими землевладельцами и крестьянами, ни того факта, что права крестьян немного улучшились при австрийском правлении. 58 Галицкая бойня была продуктом феодальной системы, которая приносила пользу дворянам в ущерб крестьянам. Однако в польской коллективной памяти и визуальной культуре Галицкая бойня стала национальной травмой и неудачным примером военного участия крестьян в борьбе за независимость.

Рис. 4. Ян Непомуцен Левицки, Жень Галицыска 1846 [Галицкая бойня 1846], 1846–1871, холст, масло, 18 5/16 x 21 7/8 дюйма (46,5 x 55,5 см), Muzeum Wojska Polskiego w Warszawie [Музей Войска Польского в Варшаве], Польша, MWP 30305. Изображение любезно предоставлено Muzeum Wojska Polskiego w Warszawie.

Для художников и интеллектуалов поколения Выспянского память о бойне усложнила идиллический взгляд на крестьян. Например, в самом первом акте «Свадьбы» есть диалог между дедушкой и отцом, чья крестьянская дочь собирается выйти замуж за дворянина.Их разговор дает представление не только о мыслях Выспянского о бойне, но и о различиях поколений в отношении крестьян к межклассовым бракам. Дедушка, помнящий Галицкую бойню, спрашивает, что думает сын о женихе и невесте, принадлежащих к разным социальным слоям. Отец, представляющий новое, более оптимистичное поколение крестьян, отвечает:

Почему мы должны заботиться о классе друг друга?

Ах, она понравилась дворянину.

Все люди одинаковые.

Ах, дворянам скучно одному,

Так они весело проводят с нами время. 59

Отца не волнует, что его будущий зять происходит из другого социального класса, чем его дочь, и утверждает, что все мужчины равны. Дед более скептически относится к их семейным перспективам, потому что он был свидетелем «крови, резни» воочию и сомневается, что дворяне когда-нибудь по-настоящему простят крестьян. 60 Он считает замечательным, что его правнук станет дворянином. 61 На театральной премьере «Свадьбы» в 1901 году Леон Стемповский, театральный режиссер и друг Выспянского, сыграл роль Деда и якобы разыграл слово «дворянин» с явной ненавистью и болью. 62 Позже в пьесе у Деда происходит сверхъестественная встреча с Якубом Селой, крестьянским вождем Галицкой бойни и олицетворением его собственной давней вины.Истекающий кровью и одетый в рваную одежду, призрак Селы встречает напуганного дедушку, который пытается прогнать его со свадьбы. Однако призрак хочет смыть с себя кровь и принять участие в торжествах. Их встреча была изображена на открытке, выпущенной для рекламы «Свадьбы» во время ее премьеры в Кракове в 1901 году (рис. 5).

Рис. 5. Открытка с изображением Болеслава Пухальского в роли Призрака и Леона Стемповского в роли Деда на свадьбе, 1901, фотомеханический оттиск, 5 5/8 x 3 9/16 дюйма (14.1 x 9,1 см), Muzeum Historyczne Miasta Krakowa [Исторический музей Кракова], Польша, MHK-Fs1065 / VI. Изображение любезно предоставлено Muzeum Historyczne Miasta Krakowa.

Активисты высшего сословия за независимость Польши в конце XIX века были обеспокоены воспоминаниями о Галицкой бойне, но они также заново открыли для себя позитивную историческую модель участия крестьян в вооруженных силах. В 1794 году генерал Тадеуш Костюшко (1746–1817) поднял восстание, чтобы защитить оставшиеся польские территории от третьего и последнего раздела Польши. 63 Он убедил большое количество крестьян присоединиться к его делу. 64 Из-за нехватки оружия некоторые крестьяне вооружились косами, и поэтому стали известны как косинежи [борцы с косами]. 65 Косинежи сыграли решающую роль в победе Польши над русскими войсками в битве при Рацлавицах 4 апреля 1794 года и стали культурным символом, который часто противопоставлялся символу Галицкого Палача. Одна из самых монументальных польских циклокерамических исторических картин, Рацлавицкая панорама, завершенная в 1894 году группой из десяти художников (среди них друг Выспянского, Тетмайер), отмечает их вклад в эту битву (рис.6). На изображенном здесь фрагменте двое косинежей героически хватают русскую канонику, а другой крестьянин по имени Войцех Бартош прикрывает запал канонической каноники своей шляпой, чтобы она не выстрелила. 66 Одетые в белое, косинежи буквально и концептуально доминируют над русскими солдатами на этой картине.

Рис. 6. Ян Стыка, Войцех Коссак и ассистенты, фрагмент Рацлавицкой панорамы [Рацлавицкая панорама], 1893–1894, холст, масло, 590 9/16 x 4488 3/16 дюйма.(1500 x 11400 см), Панорама Рацлавицкого филиала Muzeum Narodowe we Wrocławiu [Национальный музей во Вроцлаве], Польша. Изображение предоставлено Muzeum Narodowe we Wrocławiu.

«Свадьба» по-разному отсылает к восстанию 1794 года. В финале вся знать, художники, крестьяне, дети и священник держат косы и ждут сигнала, чтобы начать собственное восстание. Когда эта пьеса была поставлена ​​в Кракове в 1918 году, через семнадцать лет после ее дебюта, декорации для ее заключительной сцены включали портрет Костюшко в рамке на дальней левой стене, что делало историческую справку еще более заметной (рис.7). 67 Во время финала, когда персонажи прислушивались к призыву к действию, они смотрели на портрет Костюшко, прижали ладони к ушам и держали в руках косы. На этой фотографии производства 1918 года видны два портрета Девы Марии: один из Ченстоховы, Польша, а другой из Вильнюса, Литва. Вместе они символизируют бывшее Речи Посполитой и подчеркивают связь между польской национальной идентичностью и римским католицизмом. 68

Рис. 7. Вацлав Шимборский, Scena zbiorowa ze sztuki «Wesele» Станислава Выспяньского [Групповая сцена из «Свадьбы» Станислава Выспянского], 1918, желатиновый серебряный оттиск, 4 5/16 x 9 7/16 дюйма (10,9 x 23,9 см), Muzeum Historyczne Miasta Krakowa [Исторический музей Кракова], Польша, MHK-Fs1071-VI. Изображение любезно предоставлено Muzeum Historyczne Miasta Krakowa.

Однако в «Свадьбе» желанное восстание так и не состоялось из-за драматического поворота сюжета.Ранее в пьесе пророк по имени Вернихора доверил волшебный рог ведущему свадьбы, дворянину, который вел крестьянский образ жизни. Этот дворянин, в свою очередь, передал артефакт безответственному крестьянину по имени Ясек, который в конечном итоге потерял его, тем самым уничтожив любые шансы на национальное восстание. Вместо того, чтобы услышать долгожданный сигнал о начале восстания, персонажи слышат песню озорного сверхъестественного существа по имени Чохол. Затем они впадают в ступор, сбрасывают косы и начинают танцевать — удивительное, горькое и несколько комичное завершение пьесы.

Свадьба была с энтузиазмом встречена после премьеры в Кракове в 1901 году и навсегда вошла в канон национальной польской литературы. Одна из причин его длительного успеха — его ловкое колебание между реальным миром и царством фантазии. 69 Первоначальные зрители могли видеть четкие параллели между пьесой и реальной свадьбой Райдела и благосклонно отреагировали на сатирическое обвинение Выспянским в адрес польского общества. Через серию философских диалогов между людьми и сверхъестественными существами — дедушкой и призраком Якуба Шелы, жениха и аристократического предателя польского государства, поэта и средневекового рыцаря — Выспянский связал неспособность Польши вернуть суверенитет с классовым конфликтом.Хотя межклассовые браки помогли помириться между дворянами и крестьянами, The Wedding предположила, что их было недостаточно, чтобы сплотить эти социальные группы для совместной борьбы за независимость, как ясно показал финал. Сторонники крестьянской мании стремились искоренить память о Галицкой бойне и продвигать восстание 1794 года как образец военного сотрудничества между крестьянами и дворянами, но Выспянский подчеркнул сложность такого сотрудничества в «Свадьбе».

В то время как мужские персонажи доминируют на политической арене в «Свадьбе», женщины заявляют о своей свободе в домашней сфере.Невеста, главная крестьянская героиня пьесы, является образцом идеальной польской жены. Под разделенной Польшей Матка Полька [Польская Мать] возникла как парадигматическая самоотверженная женщина, которая преуспела в своих ролях родителей, супруга и поляка. Когда мужчины высшего сословия участвовали в национальных восстаниях, убивали в боях или изгнали из-за своей революционной деятельности, их жены становились ответственными за обеспечение семьи и воспитание своих детей, чтобы они были «поляками». 70 Хотя Матка Полька установила почти невозможные стандарты для женщин, она также предоставила дворянкам некоторую свободу действий, создав для них возможности продемонстрировать стойкость. 71 Считалось, что даже крестьянки способны привить своим детям определенные врожденные ценности, связанные с крестьянской жизнью, такие как здоровье, сила и нравственность.

Эти стереотипные гендерные роли воплощены в одном конкретном диалоге между Невестой и Поэтом, который предлагает один из самых трогательных комментариев о Польше в пьесе. Невеста рассказывает сон, в котором ее увезли в экипаже в Польшу. 72 Однако она не знает, где находится Польша.Поэт просит ее приложить руку к сердцу и объясняет, что Польша там. Незнание Невесты было лично оскорбительным для жены Райдела, которая вдохновила персонажа, но должно было символизировать отсутствие школьного образования и национальной идентичности среди польских крестьян. 73 Ее представление о Польше интуитивно (проявляется в снах) и связано с природой (ее бьющееся сердце). Напротив, Поэт понимает место Польши в истории и готов вместе с другими образованными людьми передать эти знания следующему поколению.Однако, на мой взгляд, Выспянский не имел в виду принижать роль Невесты в драме или в польском обществе. Свадьба предоставляет женщинам особую роль в построении нации, если не обязательно в польской культурной жизни: на них возложена ответственность за воспитание и воспитание следующего поколения поляков. Без жениха Невеста могла не понимать ее польское происхождение, но без своей будущей жены жених не смог бы создать семью и заручиться помощью своих детей в обеспечении независимости Польши.Они дополняют друг друга, предлагая модель того, как дворяне и крестьяне могут сосуществовать и извлекать выгоду друг от друга. Эта взаимозависимость отражается в похожих костюмах жениха и невесты. На открытках и других вещах эпохи, связанных со «Свадьбой», пара изображена в народных нарядах в стиле Краковского (как и Теодора в «Автопортрете»), что свидетельствует об их успешном партнерстве. (Рис. 8). На этой открытке из постановки 1901 года дополняющие друг друга головные уборы и физическая близость пары подчеркивают их взаимозависимость.

Рис. 8. Открытка с изображением жениха Болеслава Заверского и невесты на свадьбе Марии Пшибилко-Потоцкой, 1901, фотомеханический принт, 5 3/8 x 3 7/16 дюйма (13,7 x 8,8 см), Muzeum Historyczne Miasta Krakowa [Исторический музей Кракова], Польша, MHK-Fs1276-VI. Изображение любезно предоставлено Muzeum Historyczne Miasta Krakowa.

Сама Теодора также сыграла важную роль в концепции спектакля. Перед тем, как 20 ноября 1901 года присутствовать на свадьбе Райдела и семнадцатилетнего крестьянина по имени Ядвига Миколайчикова, Выспянский якобы сказал своей жене внимательно наблюдать за гостями и впоследствии обмениваться с ним историями, так что вполне вероятно, что ее идеи вошли в это известная польская драма. 74 Кроме того, согласно воспоминаниям друга Выспянского Михала Седлецкого, Выспянский был вдохновлен народными сказками Теодоры:

Госпожа Выспянская знала много народных песен и сказок и неплохо их рассказывала. Выспянский часто

слушал […] ее голос. Я уверен, что он смог почувствовать характер нашего народа в его самых сильных качествах,

в значительной степени благодаря жене. 75

Теодора, кажется, была большой поклонницей пьесы, и, как сообщается, она читала стихи из нее на смертном одре. 76 Даже если влияние Теодоры на «Свадьбу» было косвенным, она определенно была ответственна за увлечение Выспянского деревней и межклассовыми отношениями. Возможно, Выспянский затронул бы эти темы в «Свадьбе», даже если бы он не знал Теодору, но, как настаивал Седлецкий, он лучше понимал польское крестьянство благодаря ей.

Заключение

И «Автопортрет с женой художника», и «Свадьба» проблематизируют вопросы крестьянской идентичности и классовых отношений, но по-разному.В пастели Выспянский и его жена играют в ролевые игры, чтобы выйти за рамки своего классового прошлого. Дорогостоящее ожерелье Теодоры с венком и традиционное платье в стиле краковской изображали ее стильной аристократичной женщиной, имитирующей крестьянина, в то время как приглушенный жилет Выспянского превращает его из художника из высших слоев общества в крестьянина. Их наложенная друг на друга одежда, уверенные выражения лиц и непоколебимые взгляды свидетельствуют о силе их партнерства, несмотря на то, что это межклассовый брак.

The Wedding более прямо комментирует социальные и политические проблемы Польши в связи с разделами.Для некоторых гостей свадьбы, таких как Дедушка, травма Галицкой бойни вырисовывается в их воображении, и примирение между крестьянами и дворянами кажется сомнительным. Другие, в том числе Отец невесты, более оптимистично настроены в отношении межклассового брака и возможности совместных военных действий в борьбе за независимость Польши, взяв за образец восстание 1794 года. Мужчинам и женщинам отводятся разные роли в построении нации, а идеал «Матка полька» служит образцом для подражания женским персонажам.Обе работы отражают ослабление границ между польскими классами, участие Выспянского в феномене крестьянской мании и сложные отношения между классовой идентичностью и национальной идентичностью в Польше на рубеже веков. Они также предполагают, что Выспянский был современным художником, который участвовал в дискурсе национальной идентичности, но не полностью ему принадлежал.

Банкноты

* Я благодарен Андрею Попу, профессору истории искусств Чикагского университета, за совет по моей магистерской диссертации, на основе которой была написана эта статья.Я также хотел бы поблагодарить Роберта Берда, профессора славянских языков и литературы, Чикагский университет, и Саванну Эскивель, кандидата наук, Чикагский университет, за отзывы о более ранних черновиках.

1. Ирена Коссовска и Лукаш Коссовски, Malarstwo Polskie: Symbolizm i Młoda Polska [Польская живопись: символизм и молодая Польша] (Варшава: Wydawnictwo Arkady, 2011), 13-19.

2. Приняли участие около 40 000 человек. См. «Погреба Выспяньского [Похороны Выспянского]», Глос Народу [Голос нации], вып.549 (3 декабря 1907 г.): 1-2. Цитируется Моникой Сливиньской, Выспянский: Dopóki starczy ycia [Выспянский: Пока жизнь длится] (Варшава: Wydawnictwo Iskry, 2017), 9.

3. Самый последний список обязательных книг для польских старшеклассников см. В «Podstawa Programowa Kształcenia Ogólnego z Komentarzem» [Основная программа общего образования с комментариями], 25–27, https://www.ore.edu.pl/ wp-content / plugins / download-attachments / includes / download.php? id = 23135.

4. Дома, деятельность и отношения Выспянского прослеживаются в его последней биографии.См. Liwińska, Wyspiański, 234-45, 443-54.

5. Ян Кавано, Взгляд внутрь: раннее современное польское искусство, 1890-1918 (Беркли: University of California Press, 2000), 146. Книга Кавано — первое всестороннее англоязычное исследование польского искусства конца века. . Он стремится расширить определение европейского модернизма, включив в него польское модернистское движение. Теодору называют «Выспянской», потому что польские фамилии имеют разные женские и множественные формы. Жена Станислава Выспянского будет госпожойВыспянская, и пара вместе будет мистером и миссис Выспянскими.

6. Подробнее о краковском платье см. Анна Ковальска-Левицка, «Ludowy strój krakowski — strojem narodowym [Крестьянский« краковский »костюм — как национальный костюм]», «Polska Sztuka Ludowa — Konteksty [польское народное искусство] 30, нет. 2 (1976): 67-74.

7. Редкое исключение — Сливиньска, Выспяньски.

8. Кавано, Out Looking In, 140.

9. Моника Джунеха, «Крестьянин во французской живописи: от Милле до Ван Гога», Международный музей, 36, вып.3 (сентябрь 1984 г.): 168-72, https://doi.org/10.1111/j.1468-0033.1984.tb00133.x.

10. Об отношении к крестьянам в России см. Розалинд П. Блейксли, Русский холст: живопись в императорской России, 1757–1881 (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 2016), 193.

11. См. Карты в Нормане Дэвисе, Площадка для Бога: История Польши, ред. изд., т. 2, 1795 г. по настоящее время (1981; Oxford: Oxford University Press, 2005), 83, 113, 140.

12. Яцек Лукасевич, «Окрес 1795-1918 [Период 1795-1918]», в Historia Polski w Liczbach [История Польши в цифрах], под ред.Францишек Кубичек (Варшава: Zakład Wydawnictw Statystycznych, 1994), 66-80.

13. Там же.

14. Ян Островский, «Искусство на службе угнетенной нации: введение в историю польской живописи девятнадцатого века», в книге «Обнаженная душа: польские картины конца века из Национального музея», Познань, exh. кат., изд. Агнешка Лавничакова (Роли: Художественный музей Северной Каролины, 1993), 2.

15. Стефан Кеневич, «Польша во времена Мальчевского», в Мальчевском: видение Польши, изд.Агнешка Лавничакова (Лондон: Barbican Art Gallery, 1990), 29.

16. Во время Январского восстания польское дворянство обещало крестьянам бесплатную землю в обмен на их военную поддержку, но не имело политических средств для выполнения этого обещания. В то же время российские власти провели постепенную земельную реформу в Российской империи в 1861 году и в ходе раздела России между 1861 и 1864 годами. Некоторые крестьяне сочли предложение Польши более выгодным и поддержали восстание (около восьмидесяти крестьян в российском разделе были приговорены к смерть за их поддержку), но другие с недоверием относились к обещаниям Польши и поддержали российскую реформу.Для получения дополнительной информации см. Хенрик Самсонович и др., Historia Polski [История Польши] (Варшава: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2007), 480-85, 514-28; и Стефан Инглот, редактор, Historia Chłopów Polskich [История польских крестьян] (Вроцлав: Wydawnictwo Uniwersytetu Wrocławskiego, 1995), 141-47.

17. В отличие от принудительно переселенных дворян, многие польские крестьяне переселились в Сибирь добровольно по экономическим причинам. Крестьяне составляли 61% польской диаспоры в Сибири в 1897 году. См. Сергиуш Леоньчик, «Дзие поляков на Сибири», «Родацы на Сиберии», http: // www.rodacynasyberii. pl / teksty / 3 / artykuly / 2/3 /, по состоянию на 28 сентября 2019 г.

18. Члены высших классов, которые идентифицировали себя как поляки, обычно были объединены польским языком, их образованием в области польской истории и римским католицизмом. Представители низших классов в городах, такие как фабричные рабочие, не были обычным предметом в изобразительном искусстве и не обсуждались в этой статье, но польские писатели начали включать их в свои романы и рассказы в конце девятнадцатого века. век.Подробнее о крестьянской идентичности и польской идентичности см. Кили Стаутер Хальстед, Нация в деревне: генезис крестьянской национальной идентичности в австрийской Польше, 1848-1914 (Итака: Cornell University Press, 2001), 1-11.

19. Крестьяне получили право собственности на свою землю в 1848 году при разделе Австрии и между 1808 и 1872 годами при разделе Пруссии. Самсонович и др., Historia Polski, 480–85, 515–28.

20. Там же и Инглот, изд., Historia Chłopów Polskich, 141-47.

21.Кавано, Смотрю внутрь, 141.

22. Высшие классы считали польскоязычных католических крестьян поляками независимо от их взглядов на национальную принадлежность (или ее отсутствия). Крестьяне были разнообразным социальным классом, и хотя некоторые из них принимали активное участие в местной или национальной политике, некоторые чувствовали себя более привязанными к своей земле и сельскохозяйственному образу жизни, чем к польской идентичности. О национальной идентичности крестьян в Галисии см. Stauter Halsted, Nation in the Village, 1-11.

23. Ян Новаковский, «Wstęp [Введение]», в Станиславе Выспянском, Wesele [Свадьба] (Вроцлав: Zakład Narodowy im.Оссолиньских, 1984), XLIX. Новаковский отмечает, что завсегдатаи низшего сословия посещали воскресные утренники. Большое количество воскресных утренников «Свадьбы» говорит о том, что спектакль пользовался успехом у этой публики.

24. Однако в эпическом романе Генрика Сенкевича «Потоп [Потоп]» (1886) эпизодически фигурирует группа героических крестьян, которые предотвращают покушение шведов на польского короля. Несмотря на то, что роман Сенкевича представлен с точки зрения дворянства, крестьяне играют ключевую роль в спасении короля и сотрудничестве с дворянами против их общего внешнего врага.

25. Реймон, потомок обедневшей знати, был сыном деревенского органиста и всю жизнь жил в разных деревнях. Кавано, Глядя внутрь, 146.

26. Люба Ристуйчина, Вельцы Маларже: Выспянски [Великие художники: Выспянски] (Варшава: Edipresse Polska S.A., 2017), 8-9.

27. Сегодня эта средняя школа известна как I Liceum Ogólnokształcące im. Бартломея Новодворского [Средняя школа Бартломея Новодворски]. Прием остается очень конкурентоспособным.

28. liwińska, Wyspiański, 40-41, 59-68.

29. Исторический комментарий к браку Выспянского см. Śliwińska, Wyspiański, 236-46.

30. Новаковски, «Wstęp», LI, LXI; и Леслав Евстахевич, «Везеле» Станислава Выспяньского [«Свадьба» Станислава Выспянского], 2-е изд. (1975; Варшава: Wydawnictwo Szkolne i Pedagogiczne, 1991), 46.

31. liwińska, Wyspiański, 145.

32. Там же, 195, 236-37, 480-82.

33. Первенец Теодоры, очевидно, не знал, что Выспянский не был его биологическим отцом, вплоть до смерти Выспянского.Он пытался стать художником, но страдал психическим заболеванием и умер в приюте. Его настоящее происхождение должно было держаться в секрете, потому что двоюродный брат Выспянского Витольд Выспянский написал в своем дневнике, что сын пытался быть «таким же великим, как его отец» [chciał być wielkim, jak ojciec], и некоторые врачи подозревали, что его проблемы с психическим здоровьем были из-за его проблем с психическим здоровьем. результат наследственного сифилиса. Liwińska, Wyspiański, 480-82.

34. Ванда Матейкуна, подруга семьи Выспянского, вспоминала, что тетя художника Ядвига Станкевичова была обеспокоена тем, что чтение «Воскресения Льва Толстого» (1899) заставило Выспянского жениться на Теодоре.Главный герой Толстого убежден, что ему нужно жениться на своей бывшей горничной, чтобы заплатить за свои ошибки. См. Liwińska, Wyspiański, 236-37.

35. liwińska, Wyspiański, 236-45.

36. Обострение болезни Выспянского является лейтмотивом его биографии Сливиньской. Сливиньска предполагает, что Выспянский заразился сифилисом либо во время учебы во Франции, либо в юношеские годы в Кракове. К тому времени, когда Выспянский встретил Теодору, его болезнь, вероятно, уже не была заразной, но его собственное здоровье постепенно ухудшалось до его смерти в 1908 году.См. Liwińska, Wyspiański, 156-61.

37. См. Liwińska, Wyspiański, 246-47, 276-77, где приведены другие критические замечания в адрес Теодоры со стороны друзей Выспянского.

38. Там же, 473-84.

39. «(…) podobnych pytań, dotyczących jego spraw osobistych, nie znosił…» Адам Хмиэль, цитируется в Лукаше Гавел, Станислав Выспянский: na chęciach mi nie braknie… [Stanisłó Wyspia : Muzeum Narodowe w Krakowie, 2017), 223. Все переводы сделаны Вероникой Малек-Любавски, если не указано иное.

40. «Wszystko zaś jest komedia« społeczna », gdyż nie mog przenieść na sobie tego, że moja ona nie jest z« miastowych », z tak zwanej inteligencji i daliby połowi kzozaça çało jaką udaną intrygę lub wszelkiego rodzaju podłość ». Листы Станислава Wyspianskiego róne: do wielu adresatów [Письма Станислава Выспянского: многим получателям] (Краков: Wydawnictwo Literackie, 1998), 145-46. Цитируется по: Данута Годынь и Магдалена Ласковска, ред., Wyspiański: Каталог выставки произведений из собрания Национального музея в Кракове, exh. Кот. (Краков: Национальный музей в Кракове, 2017), 37.

41. liwińska, Wyspiański, 338. Друг Выспянского, Хмиль, вспоминал, как видел там двойной портрет художника с его женой, а также другие портреты. См. Данута Годынь и Магдалена Ласковска, ред., Rysunki, akwarele i pastele z kolekcji Feliksa Jasieńskiego w zbiorach Muzeum Narodowego w Krakowie [Рисунки, акварели и пастели из собрания Феликсова Ясенского национального музея] (Краковский национальный музей) Краков, 2015), 40-50.

42. Ясенский часто покупал работы Выспянского в тот же год, когда они были созданы, поэтому двухлетний перерыв между созданием Выспянского «Автопортрета с женой художника» и его покупкой Ясенским, вероятно, был решением художника. В 1906 году Выспянский продал несколько пастелей с изображением своей семьи, чтобы взять ссуду и купить недвижимость. В это время Ясенский купил «Автопортрет с женой художника». На старинных фотографиях 1914 года он висит на стене в доме Ясенского.См. Годынь и Ласковская, Рысунки, акв. И пастеле, 46-48, 286.

43. Эскиз «Материнство» (1904 г.) был продан частному коллекционеру 14 декабря 2017 г. за 4 366 000 злотых (около 1 206 000 долларов США), что является рекордной ценой для польского произведения искусства. См. «Macierzyństwo Wyspiańskiego najdroższym obrazem na polskim rynku [Материнство Выспянского как самая дорогая картина на польском рынке]», http://rynekisztuka.pl/2017/12/15/rekord-stanislaw-kizzpi-najd- rynek-sztuki /, опубликовано 12 декабря 2017 г., по состоянию на 16 мая 2018 г.

44. Одной из причин того, что Выспянский использовал пастель, была его аллергия на масляную краску. Свою последнюю картину маслом Выспянский написал в 1894 году и после этого специализировался на пастели. Годынь и Ласковская, Wyspiański, 21.

45. Ковальска-Левицка, «Людовы улица краковски — строй народный», 67-71.

46. Там же.

47. Обсуждение римского католицизма во время разделов см. Marian Kukiel, Dzieje Polski Porozbiorowe 1795-1921 [История разделенной Польши 1795-1921] (Лондон: Б.Жвидерский, 1961), 49-50; и Дэвис, площадка для Бога, 207-25.

48. liwińska, Wyspiański, 339.

49. Ковальска-Левицка, «Ludowy strój krakowski — strojem narodowym», 70.

50. Kossowska and Kossowski, Malarstwo Polskie, 334; Францишек Зейка, Wesele w kręgu mitów polskich [«Свадьба» в контексте польских мифов] (Краков: Wydawnictwo Literackie, 1997), 16–18; and Cavanaugh, Out Looking In, 143.

51. liwińska, Wyspiański, 145.

52.Ковальска-Левицка, «Людовая улица Краковски — строй народный», 68–70.

53. Ristujczina, Wielcy Malarze: Wyspiański, 70; and Gaweł, Stanisław Wyspiański, 260.

54. Śliwińska, Wyspiański, 246-47, 276-77.

55. Она сделала это во время разговора со своей невесткой, которая упомянула это замечание на радио-прослушивании для Краковского радио в 1981 году. Цит. По: Śliwińska, Wyspiański, 484.

56. Новаковски, «Wstęp», XLVIII; и Норман Дэвис, «Площадка для Бога», 147–48.

57. Всего пострадало более 1000 человек. См. Samsonowicz et al., Historia Polski, 502.

58. Кай Струве, Bauern und Nation in Galizien: Über Zugehörigkeit und soziale Emanzipation im 19. Jahrhundert [Крестьянство и нация в Галиции: принадлежность и социальное освобождение в XIX веке] (Göttingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 2005) .

59. «Co tam po kim szukać stanu. / Ot, spodobała się panu./ Jednakowo wszyscy ludzie. / Ot, pany się nudzą sami / to się pięknie bawiom z nami.”Станислав Выспянский, Везеле, Акт I, Сцена 26 (Вроцлав: Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1984), 65.

60. Там же, 66-67.

61. Там же, 67.

.

62. Adam Grzymała-Siedlecki, Niepospolici ludzie w dniu swoim powszednim [Повседневная жизнь выдающихся людей] (Краков: Wydawnictwo Literackie, 1962), 184.

63. Inglot, Historia Chłopów Polskich, 93.

64. 7 мая 1794 г. Костюшко издал документ, дающий крестьянам некоторые льготы, например, разрешение им бороться за свои права в спорах с помещиками.См. Марцин Добровольский, «Jak Kościuszko nieśmiale wyzwalał chłopów [Как Костюшко был скромным в освобождении крестьян]», https://www.pb.pl/jak-kosciuszko-niesmiale-wyzwalal-chlopow, 24-825806, март. по состоянию на 28 сентября 2019 г. Однако даже современные историки подчеркивают патриотические, а не практические мотивы крестьян присоединиться к армии Костюшко. См. Inglot, Historia Chłopów Polskich, 93; и Яцек Сташевский, «1696-1795», в Historia Polski, 427.

65.Новаковский, «Wstęp», XLIX.

66. Генерал Тадеуш Костюшко произвел Бартоша в офицеры за его героизм и дал ему дворянскую фамилию: Войцех Бартош Головацкий. Гловацкий погиб в битве при Щекоцинах под командованием Костюшко, что укрепило его будущую позицию национального крестьянского героя. Сташевский, «1696-1795», 427. Панорама битвы при Рацлавицах целиком представлена ​​на официальном сайте Национального музея во Вроцлаве с пушкой и косинежами в центре.См. Https://mnwr.pl/en/category/branches/panorama-of-the-battle-of-raclawice/, по состоянию на 27 сентября 2019 г.

67. Alicja Okońska, Scenografia Wyspiańskiego [Сценография Выспянского] (Вроцлав: Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1961), 120.

68. Там же.

69. Ziejka, Wesele w kręgu mitów polskich, 31-35.

70. Изабела Ковальчик, «Визуализация мифической польской матери», Бояна Пейич, изд. Gender Check, Reader: Art and Theory in Eastern Europe (Кельн: W.Кениг, 2010), 213-19.

71. Там же.

72. Выспянский, Везеле, Акт III, Сцена 16, 213-15.

73. Извинительную переписку между парой и Вандой Семашковой, актрисой, сыгравшей невесту, см. Сливиньска, Выспянский, 268-70.

74. Ян Любич-Пшибыльский, «Wprowadzenie [Введение]», в Ristujczina, Wielcy Malarze: Wyspiański, 5.

75. «Pani Wyspiańska umiała bardzo dużo pieśni ludowych i opowieści ludowych i zupełnie dobrze je opowiadała.Wyspiański nieraz słuchał jej całkiem nieładnego i nieuczonego, ale bardzo charakterystycznego głosu. Jestem pewien, że zdołał odczuć charakter naszego ludu w jego najmocniejszych cechach w znacznej mierze dzięki swojej żonie ». Михал Седлецкий, «Wspomnienia o Wyspiańskim i Reymoncie» [Воспоминания о Выспянском и Реймонте], в Wyspiański w oczach współczesnych [Выспянский глазами современников], т. 2 (Kraków: Wydawnictwo Literackie, 1971), 198, процитировано в Godyń and Laskowska, Wyspiański, 35.

76.По словам невестки, Теодора была очень тронута во время премьеры, особенно когда ее муж кивнул и улыбнулся ей, стоя на сцене во время оваций. Liwińska, Wyspiański, 484.

Wyspiański Stanisław | энциклопедия | grotowski.net

(1869–1907), драматург, поэт, живописец, графический дизайнер, продюсер, один из самых талантливых и выдающихся польских художников ХХ века.Он учился в Краковской школе изящных искусств у известного польского художника Яна Матейко, а затем переехал в Париж, где развил свои навыки рисования. В Париже, под влиянием театра Вагнера и увлечения трагедией, его юношеский интерес к театру возродился, что привело к появлению первых набросков «Легенды» (тогда она называлась «Ванда»), «Варшавянка» (варшавский гимн), «Даниэль и Мелеагер». В 1894 году он вернулся в Краков и больше никогда не будет жить за пределами города до конца своей жизни.Свою карьеру в театре он начал как художник-постановщик и продюсер (с так называемого «цветочного трибьюта» в конце спектакля в честь Адама Мицкевича 27 июня 1898 года), прежде чем дебютировал как драматург (Варшавянка). , 26 ноября 1898 г.). Дальнейшие драмы, написанные в 1890-х годах (новый проект «Легенды», 1898; Протесилас и Лаодамия [Протесилай и Лаодамия], 1899; Клотва [Проклятие], 1899), как правило, не выходили на сцену, за исключением его первых драма на тему Ноябрьского восстания, Лелевель (премьера 20 мая 1899 г.).Эти ранние работы, хотя часто незаслуженно игнорируются, тем не менее уже содержали наиболее важные темы и мотивы творчества Выспянского: противостояние жизни и смерти, конфликт истории и индивидуального порядка, попытки переосмыслить мифические источники национальной и личной идентичности, требование бороться со всеми симптомами инерции и приказов, налагаемых коллективом на человека. «Легион» (1900, премьера 1911) можно считать как неким обобщением этого периода, так и первым большим драматическим произведением Выспянского, положившим начало новому периоду в его творчестве.Это было поэтическое видение усилий, предпринятых Мицкевичем в его попытке создать Польские легионы, а также критика мессианизма. Выспянский продолжил борьбу как против мифов, успокаивающих волю нации, так и против растительности, лишенной идеалов, скрытых под маской страдания, выражая это в своем самом известном произведении «Везеле» («Свадьба»), премьера которого состоялась 16 марта. 1901 год стал переломным в истории восприятия его работ. В одночасье он приобрел репутацию воплощения нового национального барда, а также был провозглашен голосом целого поколения.Он попытался, хотя и безуспешно, освободиться от этой навязанной роли через драму «Вызволение» («Освобождение», премьера 28 февраля 1903 г.), которая была чем-то вроде продолжения «Везеле», а также занялась дополнительной и все более важной темой инерции и инерции. воскресение в духовной жизни Польши в Акрополе (1904 г., премьера 1926 г.). В последующие годы он продолжал работать над темами, ранее исследованными в его ранних работах, создавая драмы, связанные со сферой гомеровских мифов (Ахиллеис, 1903, премьера 1925; Powrót Odysa [Возвращение Одиссея], 1907, премьера 1917), до- история и древняя история Польши (вторая редакция «Легенды», 1904 г., премьера 1905 г .; Болеслав Умялы [Болеслав Храбрый], 1903 г .; Скалка, 1907 г.) и Ноябрьское восстание (Noc listopadowa [Ноябрьская ночь], 1904 г.).В каждой из этих работ он осуществил переосмысление истории или мифа, стремясь изобразить динамичный образ жизни человека и нации как непрекращающийся труд, связанный с созданием собственного «я» в конфликте с миром. Противодействуя пассивности и духовной инерции, он создал этическую модель, воплощенную главными героями, созревшими в своих судьбах, которые они осознавали в решающие моменты, которые довольно часто совпадали с их смертью. Шекспировский «Гамлет» — один из примеров такого героя, и он появляется в новой интерпретации драмы Выспянским (известной как Studium o Hamlecie [Исследование Гамлета], 1905).В последние годы своей жизни, измученный неизлечимой болезнью, он стремился достичь максимальной плотности языка и, таким образом, отказался от работ, созданных в этот период (Sędziowie [Судьи], которые он писал с 1890-х годов и окончательно завершенный в 1907 году, незаконченный «Зигизмунд Август 1907») — это роскошь стиля молодой Польши в пользу точности и экономии языка. Влияние Выспянского на польский театр произошло не только через его драмы, но и благодаря его роли первого театрального художника в современном понимании этого слова: как автора общей сценической формы, включающей текст, сценическое оформление, режиссуру и даже мюзикл. сопровождение.После триумфального успеха Везеле он был приглашен тогдашним директором Краковского Театра Мейски (Муниципального театра) Юзефом Котарбинским для постановки мировой премьеры оперы Мицкевича «Дзяды» (Канун предков; 31 октября 1901 г.), после чего он работал над постановкой своей пьесы. собственные драматические произведения на сцену. Его самый впечатляющий успех в качестве продюсера пришелся на «Болеслава Змялы» (премьера 7 мая 1903 г.), когда он создал впечатляющее художественное видение прошлого, основанное на традициях народной культуры.Постановка Wyzwolenie (декорация для второго акта была репродукцией закулисной сцены) и Protesilas i Laodamia (художественное видение античности с разнообразным пространством для исполнения), возможно, была менее известна, но тем не менее они были ценными и интересными. Его комментарии и размышления, включенные в Studium o Hamlecie, где он представляет театр как средство духовного развития и место подготовленного, глубокого внутреннего опыта, оказали большое влияние на польский театр, особенно на подходы к актерскому мастерству.Гротовский дважды ссылался непосредственно на Выспянского, создавая свои собственные версии Akropolis и Studium o Hamlecie. Стоит принять во внимание глубокую связь между двумя художниками, очевидную как в их неприятии всех закостенелых форм, так и в их одинаковом отношении к христианской традиции, которая для них обоих обеспечивала жизненно важный контекст для их искусства, в то же время подвергаясь радикальным изменениям. Кощунственные тесты.

Библиография:

Станислав Бжозовский: Станислав Выспянский, [w:] tegoż: Współczesna powieść i krytyka.Станислав Выспянский. Artykuły literackie, wstępem poprzedził Tomasz Burek, układ tekstów Mieczysława Sroki, tekst w opracowaniu Janiny Bahr i Marii Rydlowej, notę ​​wydawcy napisała i indeks zestawiła Янина 1984 — Краковская область, 9000, Янина Бахр.

Дариуш Косиньски: Польский театр прземьяны, Вроцлав 2007, с. 197–292.

Ewa Miodońska-Brookes: «Mam ten dar: patrzę się inaczej». Szkice o twórczości Stanisława Wyspiańskiego, Краков 1997.

Мария Прусак: «Po ogniu szum wiatru cichego».Wyspiański i mesjanizm, Warszawa 1993.

.

Станислав Выспянский. Studium artysty. Materiały z sesji naukowej na Uniwersytecie Jagiellońskim 7–9 czerwca 1995, pod red. naukową Ewy Miodońskiej-Brookes, Краков 1996.

Studia o dramacie i teatrze Stanisława Wyspiańskiego, pod red. Яна Блоньского и Джека Попела, Краков, 1994.

Wyspiański w oczach współczesnych, zebrał, opracował i komentarzem opatrzył Leon Płoszewski, Kraków 1971, t. 1–2.

Станислав Выспянский: Гамлет, [w:] tego: Dzieła zebrane, redakcja zespołowa pod kierownictwem Leona Płoszewskiego, t.13, Краков 1961.

Семьянин: пастельные портреты Станислава Выспянского

За свои 38 коротких, но напряженных лет Станислав Выспянский (1869–1907) стал культурным гигантом XIX века. Он для Кракова то же самое, что Хенрик Ибсен для Осло или Джеймс Джойс для Дублина. Тем не менее, во многом из-за изоляции, наложенной на Польшу, которая на протяжении десятилетий была скрыта за железным занавесом, немногие в Соединенных Штатах знают его имя или его работу.

Художник, драматург, дизайнер, поэт и любитель архитектурной реставрации и оперных либретто, Выспянски приобрел статус общественного интеллектуала по всей Европе во времена Австро-Венгерской империи.Он выставлял свои картины в Мюнхене, европейском художественном центре, связанном с растущим движением Венского сецессиона, начатым Густавом Климтом и другими художниками, одним из первых которых был Выспянски.

Его графическое наследие сегодня можно увидеть по всему Кракову: в уникальных цветочных и геометрических росписях внутри церкви Св. Франциска Ассизского; в витражах там и в трех окнах, которые он спроектировал для Вавельского собора, но которые были выполнены только через столетие после его смерти; и в его собраниях работ, которые заполняют названный в его честь музей, являющийся филиалом Национального музея в Кракове.

Общественный интеллектуал

Как драматург Выспянски (произносится как Vispee-AN-skee) не только писал новаторские пьесы, но и проектировал декорации, обстановку и костюмы. Его пьеса «Свадьба» («Везеле») о классовом сознании и классовом конфликте принесла ему прочную известность и авторитет в театре. Многие считают ее лучшей польской драмой рубежа веков. Сюжет рисует «горькую картину бессилия общества, которое было трижды сковано политическим режимом, инертной национальной традицией и скептицизмом интеллигенции», — пишет историк искусства Марта Романовска.Некоторые из тех же социальных сил, особенно иностранная оккупация и марксистская цель «бесклассового общества», дали этой пьесе новую жизнь во время коммунистического захвата Польши. В 1972 году по фильму «Свадьба» был снят фильм оскароносного режиссера Анджея Вайды. (Имеется английский перевод сценария.)

Художник родился в Кракове. После того, как его мать умерла, когда ему было 7 лет, и его отец, скульптор с алкогольной проблемой, оказался неспособным заботиться о нем, молодого Станислава вырастили тетя и дядя.Он получил классическое образование в области древней истории и мифологии и изучил польский фольклор и историю — все это послужило основой для его взрослого творчества. Он иллюстрировал «Илиаду», например, и написал историческую эпопею о польском короле Казимире Великом; он также создал большие витражи: «Аполлон: Солнечная система Коперника», «Бог-Отец» и «Полония», овдовевшая королева-мать Польши, которая символизировала саму нацию.

Выспянски вступили во взрослую жизнь в благоприятное время.После окончания Ягеллонского университета и Школы изящных искусств в Кракове, где его позже пригласили работать на факультете, молодой художник путешествовал по Габсбургской империи на грант. Позже он путешествовал по Европе, изучая важные события в искусстве, архитектуре, музыке и литературе конца века. Кусочки воспоминаний из того, что он видел, вскоре снова проявятся в его собственном модернистском / неоромантическом стиле. В Париже Выспянски изучал живопись в одном из многих ателье, окружавших école des Beaux Arts, и посещал галереи с Полем Гогеном до того, как француз уехал во Французскую Полинезию, где и умер.Выспянски продемонстрировал лучшее из польской культуры, привнеся ее в современный мир.

В 1905 году Выспянский был избран в городской совет Кракова, несмотря на конфликт с Краковским театром, из-за которого он временно запретил постановку своих произведений. Он умер через два года от сифилиса. В то время не существовало лекарства от сифилиса, называемого «французской болезнью», которая ослепила Дега и поразила Гогена, Мане, Ван Гога, Тулуз-Лотрека и тысячи других. Однако, в отличие от любого из этих художников, Выспянский, который был признан в Польше как культурный свет, ныне потухший, был похоронен как герой.

Вскоре было составлено критическое издание его произведений. Изданы и переведены коллекции его произведений, произведений искусства и писем. Многие современные художники-графики считают, что картины Выспянски оказали большое влияние на их творчество. Современные драматурги и продюсеры приводят динамичные сценарии и сценическое мастерство Выспянски в качестве образца. Его наследие коснулось по крайней мере одного папы. Молодой Кароль Войтыла (Папа Иоанн Павел II), будучи студентом Ягеллонского университета, изучал произведения Выспянского и как актер сыграл главную роль в постановке «Свадьба.»

Художник дома

Чтобы получить представление о личной жизни и чувствах этого очень общественного деятеля, обратите внимание на пастели художника, включающие пейзажи, автопортреты и портреты друзей и семьи. Рисунки и картины его жены и детей раскрывают нежную сторону личности художника и входят в число его самых известных и любимых работ. Многие из них можно было увидеть в Плантах, парке, который окружает Старый город Кракова, когда я посетил их в 2007 году и увидел их как часть празднования столетия со дня смерти Выспянского.Полностью очарованный их красотой, я провел целый день в Музее Выспянского, который расположен в бывшем дворце. Поскольку эти неформальные, в основном небольшие и интимные работы послужили моим первым знакомством с художником, я подумал, что они вполне могут сделать то же самое для других.

В 1900 году Выспянский женился на Теодоре Пытко, необразованном крестьянине, работавшем прислугой своей тети, и у них было четверо детей: два сына (Стас и Миетек) и две дочери (Элизи и Хеленка). Эти дети были еще маленькими, когда Выспянски умер в 1907 году.

В этих пастелях видна быстрая рука художника, внимание к естественным позам, творческое использование цвета и чутье на драматизм повседневной жизни. (Он использовал пастель, полихромию и витражи, потому что у него была аллергия на масляную краску.) Его дочери всматриваются в своего младшего брата, который кормит грудь их матери; дети засыпают совершенно беззаботно, где бы они ни находились, или смотрят на зрителя с пальцами во рту или с широко раскрытыми глазами, широко открытыми глазами. На одном портрете Хеленка источает полусонную мутность, не обращая внимания на свои взлохмаченные волосы; в другом она протягивает руку, чтобы коснуться вазы с цветами.

Эти семейные фотографии и работы, на которых изображены другие дети, хорошо сочетаются с аналогичными работами сверстников Выспянского. В рисунках импрессионистов Мэри Кассат, формальных офортах и ​​масляных картинах с изображением детей многие из субъектов были ее племянницами и племянниками или детьми друзей, отношения, которые, кажется, сделали их привлекательными для нее и, следовательно, для зрителя. Портреты детей Джона Сингера Сарджента, с обеспеченными родителями и без них, в основном были оплачены, но его работы также показывают быстрый взгляд и кисть, поскольку он улавливает невинность и элегантность своих героев.Эдгар Дега рисовал балерин-подростков на репетициях, за кулисами или на сцене. Когда он запечатлел их беззаботные выражения лиц, его фотографии передают определенную грусть или усталость; это работающие девушки.

Напротив, на портретах Выспянски можно встретить озорные лица под шляпами, малышей, задумавшихся, подростков, обнимающих друг друга в детских дружеских отношениях. Хотя в одном или двух может быть немного Нормана Роквелла, я нахожу освежающим отсутствие навязанной «симпатичности». Эти дети представлены полностью сформированными, с данным Богом достоинством и изяществом, что придает изображениям подлинность.Настоящие дети обладают созерцательным настроением, состраданием, умом, любопытством, стремлениями, тревогой; даже их доверчивое присутствие достойно уважения. Как художник и отец, Выспянски имел скромность изучать детей и учиться у них. Позже он применил эти наблюдения к молодым людям, которых он изображал в своих монументальных и парадных витражах.

Иногда Выспянски представляет свою мягкотелую жену с квадратным лицом в образе Мадонны или матери-земли, окруженной детьми; некоторые из этих картин он называет «Материнство» или «Материнство».«Меня воодушевляет то, что он рисовал себя в совместных портретах со своей женой, что он был не только художником-наблюдателем, но и участвующим мужем и родителем. Он считал семью и каждого члена семьи достойными своего времени и творчества, даже когда работы были созданы не для продажи, а для него самого и для них. Позитивное отношение художника к семье и важности детей придает этим работам духовную направленность. Глубина характера, за которым он наблюдает, и красота, которую он передает, придают им душу.

Станислав Выспянский, чья динамичная внутренняя жизнь когда-то подпитывала культурную жизнь Польши и до сих пор наполняет ее культурную историю гениальностью и достоинством, был основан в личном, личном мире семьи. Дом с жилыми помещениями, населенными детьми, служил студией, где он преобразовывал свои наблюдения за семейной жизнью в произведения искусства с универсальной привлекательностью.

Посмотрите видеоанализ Карен Смит «Автопортрета» Выспианки.

Станислав Выспянский — Национальный музей в Варшаве

По случаю
100-летия смерти
этого выдающегося художника мы впервые хотим представить
генерал
публике полное творчество Выспянского, которое было собрано
немного мимо
Немного у музея с 1920 года.На примере выдающихся произведений,
наш
коллекция демонстрирует многогранность таланта Выспянского и
художественные интересы,
из его автопортретов и портретов его семьи и друзей,
пейзажи,
проекты витражей и полихромий, мебели, костюмов,
виньетки и ан-тет, плакаты, обложки, инвентарные чертежи,
копии архитектурных
детали, в так называемый гербарий. Этот набор всегда был сильным
охраняется поколениями кураторов и консерваторов. Таким образом
большинство из
эти предметы обнажались лишь изредка из-за хрупкости
принадлежащий
техника, в которой они были выполнены (падение цветной пастели при движении,
хрупкий
бумага-основа, вредность дневного света).Часть этой коллекции никогда не была
был
незащищенный. Этот юбилей дает нам уникальную возможность для такого
сложный
презентация, а также для фиксации или замены старых рамок, и
также для
проведение необходимых консервационных работ.

Юбилей — неповторимый повод для показа
богатство творчества Выспянского, в котором
хранится в коллекции Национального музея
в Варшаве,
несмотря на серьезные убытки, от которых коллекция понесла во время
два
мировые войны.Специфика
техника, наиболее часто используемая Выспянским, исключает
организация
большая монографическая экспозиция, охватывающая все аспекты
работа художника.
Таким образом, экспозиция его самых выдающихся работ, наряду с его
учеба
никогда так далеко по этой причине не подвергается, дает возможность нового
посмотри на
его искусство, как от профессионалов, так и от его поклонников. Чтобы сделать
экспозиция привлекательнее, мы
в настоящее время просят ссуду на несколько драгоценных
Выспянского, будучи
в частных коллекциях в Варшаве.

Выставка «Как метеор … Станислав Выспянский 1869–1907»
10 августа
— 30
Сентябрь 2007 г.
Национальный музей
в варшаве

В
Постановление Сейма Республики Польша от 7 года.
Декабрь 2006 года о провозглашении 2007 года Годом Станислава Выспянского.

Станислав
Выспянский (1869–1907) — профессор Академии
изящных искусств в Кракове, живописец,
рисовальщик, драматург, театральный режиссер, сценограф и
блестящий
дальновидный; автор прекрасных произведений прикладного искусства, многочисленных литературных
шт —
в первую очередь из грандиозной драмы
«Свадьба»; один из самых универсальных
художники в Европе.Он сочетал в себе скромность и художественную дотошность с
а
уникальное воображение. В его жизни и творчестве
он определил человека как творческую личность, полностью ответственную за свои
судьба
и за способ построения межличностных отношений.